Калмыкия получит шанс укрепиться за счет продажи «зеленых сертификатов». Через год-два ВИЭ в энергобалансе РК может превысить 90 %.

Министр экономического развития России Максим Решетников представил вчера на рассмотрение Правительства РФ подготовленный Минэкономразвития проект федерального закона «Об ограничении выбросов парниковых газов».

Законопроект создает принципиально новый механизм регулирования экономики. Принципиально важно то, что он предусматривает введение поэтапной модели регулирования выбросов парниковых газов без налогообложения и обязательных платежей. За эту строчку в период подготовки документа разразилась целая баталия между промышленным сектором и регуляторами. Министерство природных ресурсов, которому поначалу было поручено поработать над законопроектом, сразу же заговорило о введении углеродного налога, что попросту разорило бы большинство российских предприятий.  Новый вариант законопроекта предлагает иные способы достижения целей, поставленных в Указе Президента РФ: к 2030 году ограничить выбросы парниковых газов уровнем 70 % от значений 1990 года (с учетом роста экономики и увеличения поглощающей способности лесов).

В соответствии с новым законом впервые в России для крупнейших эмитентов будет введена обязательная углеродная отчетность. На первом этапе (до 2024 г.)  в обязательном порядке будут отчитываться только предприятия, генерирующие более 150 тысяч тонн эквивалента углекислого газа (остальные имеют право представлять отчетность на добровольной основе). После 2024 года декларации по выбросам парниковых газов должны будут подавать предприятия с превышением 50 тыс. тонн эквивалента углекислого газа.

Кроме того, законопроект вводит в обращение новые понятия и инструменты, способствующие снижению «углеродного следа» и привлечению инвестиций в российскую экономику.

Для реализации законопроекта планируется параллельно разработать 11 подзаконных актов, а также подготовить изменения в КоАП и Налоговый кодекс.

В целом в России развернулась большая работа по созданию законодательной базы в соответствии с глобальной климатической повесткой и требованиями Парижского соглашения по климату, которое Российская Федерация ратифицировала в 2020 году.

В настоящее время Минэкономразвития РФ готовит к рассмотрению в Правительстве РФ еще один основополагающий документ – низкоуглеродную Стратегию социально-экономического развития страны до 2050 года. О ее целях и задачах на днях рассказал на конференции «Климатический трек в электроэнергетике: сценарии реализации низкоуглеродной стратегии» директор департамента конкуренции, энергоэффективности и экологии Министерства экономического развития РФ Петр Бобылев.

Он отметил, что, по оценкам Минэкономразвития, к 2030 году экономика страны вырастет на 40 %, к 2050-му – в 2,4 раза. «Наши критики утверждают, что достичь таких показателей невозможно. Однако мы исходим из экономических реалий и видим, что ВВП страны будет увеличиваться на 3 % в год», –  сказал П. Бобылев.

Рост промышленного производства приведет к увеличению спроса на электрическую и тепловую энергию. По логике вещей, все это должно бы спровоцировать рост валовых выбросов парниковых газов (ПГ). Однако этого не произойдет. Минэкономразвития разрабатывает систему стимулов для хозяйствующих субъектов, позволяющую им при видимом росте ВВП снижать удельную углеродоемкость российской экономики. Ожидается, что к 2030 году углеродоемкость ВВП сократится на 8-10 %, к 2050-му – на 40-50 %.

Одним из главных ключей к переходу на низкоуглеродную экономику и снижению парниковых выбросов является повышение энергоэффективности народного хозяйства. В связи с этим Минэкономразвития РФ готовит комплексный план мероприятий, который будет обнародован примерно через полгода.

Вице-президент по стратегии, управлению производственным портфелем и трейдингом ПАО «Фортум» Дмитрий Боровиков заметил, что при всех усилиях государства, государственных мер для перехода к низкоуглеродной экономике явно недостаточно. Бизнесу для реализации проектов декарбонизации и снижения углеродного следа в большей степени нужны негосударственные стимулы. «Нам не хватает добровольных инструментов по декарбонизации», – подчеркнул представитель «Фортума». Те инструменты, которые энергокомпании используют на свой страх и риск, могут быть зачтены, а могут быть не зачтены регуляторным органом. «Поэтому уже в 2021 году мы ждем законы о «зеленых сертификатах» и о регулировании выбросов, нужна система торговли выбросами», – добавил он. Это особенно важно для предприятий-экспортеров. Если в России не будет инструментов, которые наши компании могут предъявить на мировом рынке как демонстрацию своих усилий по снижению выбросов, конкурентоспособность нашей продукции будет незаслуженно низкой. Евросоюз планирует в ближайшие год-два (а позже – и азиатские страны) ввести для производителей товаров и услуг огромные штрафы за наличие «углеродного следа» в произведенной продукции. Будет прослеживаться весь путь продукта – от того, на каком источнике энергии он произведен, до того, на каком пароходе или паровозе он приехал на рынок страны.

Справедливости ради следует отметить, что законопроект, представленный вчера Максимом Решетниковым, во многом является ответом на этот запрос бизнеса. Он мотивирует компании к реализации климатических проектов, создает условия для развития рыночного формирования цены на торговлю выбросами.

Директор Ассоциации российской возобновляемой энергии, партнер VYGONConsulting Алексей Жихарев считает: для ускорения перехода к низкоуглеродной экономике нужно особое внимание уделить энергетике и инвестировать не в отживающие свой моральный век технологии, а в те, на которые прогнозируется рост спроса. К этой категории относится «зеленая» генерация и, прежде всего, ВИЭ.

Член комитета Торгово-Промышленной Палаты РФ по энергетической стратегии и развитию ТЭК Георгий Кутовой, в свою очередь, указывает, что ВИЭ-энергетика имеет свои границы. «У солнечной энергетики в нашей стране потенциал развития еще есть, а вот ветряная энергетика вышла на свой предел», – сказал Г. Кутовой. В России мало ветреных регионов, таких как Калмыкия, Мурманская область, некоторые морские побережья. Все они уже заняты ветряками, так что говорить можно не о расширении строительства, а о повышении эффективности ветроустановок.

С развитием нового климатического законодательства у регионов, имеющих ВИЭ-энергетику, может появиться новая статья доходов. Калмыкия, например, получит шанс укрепить свою экономику за счет продажи «зеленых сертификатов». Через год-два ВИЭ в энергобалансе РК может превысить 90%. Этот фактор может привлечь в республику серьезных инвесторов. Впрочем, не будем забегать вперед, время покажет.