Недавно поздно вечером возвращался с супругой со дня рождения. Редкие фонари, едва освещая тротуар в кромешной тьме, вырисовывали сиротливые контуры деревьев. И вдруг сзади послышались какие-то крики, вернее, вопли. Так, наверное, индейцы, нападая на врага, издавали боевой клич. И тут – мы едва успели посторониться – мимо промчались три подростка. Спустя пару минут «боевой топот копыт» пьяной толпы, визг и матюки заставили нас резко свернуть с пешеходной дорожки и прижаться к стене дома. Через несколько мгновений догонявшие в погоне за убегающими свернули на другую улицу.

В связи с этой пьяной погоней вспомнил давние события, которые произошли в Элисте в апреле 2000-го года, как раз накануне Пасхи. Вот записи прошлых лет.

…Это дело поражает своей нелогичностью, непредсказуемостью, фантасмагорическим нагромождением случайностей. Зазеркалье какое-то. А молодой парнишка между тем погиб. А его убийца, кстати, тоже молодой парень, срок уже отмотал солидный.

А все произошло из-за хмельной девчушки, которая теперь до конца дней своих будет помнить тот праздничный день, когда ее лицо исполосовали ножом. Ведь это именно она закрутила почти сюрреалистический сюжет, в финале которого пострадали все участники событий.

Итак, Пасха 2000-го года выдалась на тридцатое апреля, в канун первомайских праздников, так что причина для обильных и не очень возлияний была, как говорится, весьма убедительной. Отмечали все – и православные, и буддисты, и мусульмане. Так уж в нашей стране повелось, как в песне: «Была бы водочка, а повод выпить мы всегда найдем».

Теплая компания юношей и девушек не осталась в стороне. Выпивали, отдыхали, гуляли по ночному городу. Естественно, не строили из себя тихоней: орали, матерились, а попадись прохожий – непременно зацепили бы. Кровь молодая играла в жилах, а неуемная энергия требовала выхода.

А тут, как на грех, тетка какая-то подвернулась под горячую руку. Серафима Сергеевна вышла на улицу подышать свежим воздухом и на свою беду сделала замечание распоясавшимся юнцам. Ее смачно послали подальше, и сплоченно-пьяный коллектив продолжил ночной променад. Но не весь. Юная Елена вернулась к «обидчице» и стала отчитывать ее: не лезь, мол, не в свое дело, старая хрычовка, мать перемать! И для пущей убедительности приставила к ее горлу нож.

Запомните, этот момент и стал первопричиной, так сказать, роковой точкой отсчета. Сюжет завертелся, на авансцену вышли главные герои трагифарса.

…Сергей Иванов пришел домой под утро и, естественно, под хмельком. Пасха ж, как-никак. А тут мама высказала накипевшее на душе. Пожаловалась, что какая-то стерва хотела, мол, убить. Даже ножиком пугала. Кто? А пойдем на улицу,  покажу.

Было это около пяти часов утра. Трудно себе представить, но именно мамаша спровоцировала сына. Она и не подозревала, что спустя полчаса ее кровиночка устроит кровавые разборки.

Слова матери попали на благодатную почву, и Сергей отправился будить брата. Потом зашел в летний душ, взял нож, который, по его словам, нашел когда-то в балке, и отправился «на охоту». Порыскав в округе и никого не встретив, вернулся к калитке, где его поджидали мать и братуха.

Тем временем ничего не подозревающая компания совершала променад в обратном направлении.

– Это они, – только и сказала Серафима Сергеевна.

Из акта судебно-психиатрического освидетельствования Иванова: «Алкоголь начал употреблять с седьмого класса. Состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. В подростковом возрасте в течение полутора лет имела место токсикомания (вдыхал пары бытовой химии, клея «Момент»)… По характеру стал вспыльчивым, раздражительным, вступал в конфликты со сверстниками, часто дрался… В отношении инкриминируемого ему деяния следует признать вменяемым».

События завертелись с калейдоскопической быстротой. Два брата пригласили «на стрелку» одного из компании – Михаила. Мол, выходи, поговорить надо.

Разговора, увы, не получилось, потому как через минуту-другую завязалась драка. На помощь рванулись разгоряченные подруги. Одна вцепилась в волосы брату Сергея, а другая – Лена – хладнокровно всадила нож обидчику в живот. К счастью, не глубоко. Тот рванул наутек.

И вот представьте себе такую картинку в стиле фильма ужасов. Ночь. Улица. Луна. Держась рукой за кровоточащий бок, улепетывает парень. За ним, размахивая ножом, мчится разъяренная фурия. Следом – улюлюкающие подруги и друзья. А за всей этой обезумевшей толпой – Иванов с охотничьим ножом в руке. Хичкок отдыхает.

Самыми расторопными оказались братья. Один успел убежать, другой – догнал. Первой на его пути оказалась Елена. «Это ты обидела мою маму?!» – закричал он и, не дождавшись ответа, полосонул девушку по щеке. Потом еще раз. Потом еще. А потом – ножом в живот. Лена упала. Тут его внимание переключилось на подругу девушки, которая, пытаясь отогнать разъяренного любящего сыночка, швыряла в него обломками кирпичей. «Значит, ты обидела мою маму!» – остервенело заорал Сергей и сбил ее с ног. А потом попытался ударить ножом в грудь. Не получилось. Девчонка оказалась не из робких. Она двумя руками перехватила руку с ножом и изо всех сил старалась удержать лезвие на безопасном расстоянии. Тут и подоспел ее брат Михаил.

Парень он был крепкий, недаром мечтал и готовился  поступить в институт физической культуры. Сходу отшвырнул нападавшего на землю и, навалившись всем телом, постарался обезвредить противника. Увы, не рассчитал силы. Озверевший Сергей тут же ударом ножа в сердце убил его.

…Сигнал о драке поступил в дежурную часть горотдела милиции 1 мая в 5 часов 25 минут утра и тут же был передан командиру отделения патрульно-постовой службы. Когда патруль прибыл на место происшествия, милиционеры увидели убегающего парня, который что-то выбросил на ходу. Задержать его было делом техники. И скорости, конечно.

Потом, в ходе предварительного расследования, Сергей опровергнет свои первоначальные показания; будет ссылаться на то, что он никого не желал убивать, что вышло все спонтанно, что оговорил себя, что на него оказывали физическое и психологическое давление, что… Одним словом, будет изворачиваться, как может. «Я не хотел убивать Михаила. Если бы хотел, то давно убил бы», – ничуть не смущаясь, говорил он на суде.

Тем не менее Верховный суд Республики Калмыкия не счел его оправдания убедительными и приговорил к длительному сроку лишения свободы. А по поводу преступления неудавшегося педагога, недоучившегося музыканта Лены Н., которая орудовала ножом, как дирижерской палочкой, дело возбуждено не было, так как потерпевший попросил не привлекать ее к уголовной ответственности.

Вот такая, почти невероятная трагическая история случилась с молодыми людьми 1 мая — в красный день календаря, праздник весны и труда.

 

Фото из интернета

P. S. Я, наверное, знаю, почему все так произошло. В своих собственноручно написанных показаниях Сергей слово «мама» всегда писал с большой буквы…