ЖИЛЬЦЫ ПОДВАЛА РАССЕЛЕННОГО ДОМА В ЭЛИСТЕ ПРОСЯТ ВЛАСТИ РЕСПУБЛИКИ О ПОМОЩИ В РЕШЕНИИ «КВАРТИРНОГО ВОПРОСА»

Ситуация «SOS», ситуация «Help»

Весной текущего года в двух популярных пабликах социальной сети ВКонтакте были опубликованы обращения к элистинцам, властям калмыцкой столицы и правительству республики с призывом о помощи в разрешении бедственной ситуации, в которой оказались жильцы подвала дома № 7 в третьем микрорайоне Элисты, идущего под снос по программе переселения из аварийного жилья. Дом, признанный непригодным для проживания, был расселен в феврале-марте, его жильцы получили новые квартиры в четвертом корпусе дома № 15 в десятом микрорайоне и обживаются на новом месте. Казалось бы, история со счастливым концом. Но, увы, не для всех.

«Дорогие горожане, обращаюсь к вам за помощью, давайте поможем двум семьям, живущим в подвале дома № 7 третьего микрорайона!!! Две семьи с завтрашнего дня останутся практически на улице, им негде жить. Дом признан аварийным, но людям, живущим в подвале более 10 лет, не выдали жилье, поскольку их проживание было незаконным. Они оплачивали коммунальные услуги, вселены были с разрешения ЖЭУ и мэрии города Элисты. Сейчас их просто выселяют, а это простые работники ЖЭУ, которые благоустраивали наш город и верили, что за свою работу им выдадут жилье, которое полагалось. Администрация города Элисты, примите меры и помогите семьям, своим гражданам, выделите и изыщите средства и переселите их в квартиры, которые они заслужили», — написала 17 апреля в паблике «Поможем друг другу/Калмыкия» Баирта Муниева, известный многим в Калмыкии практикующий юрист по семейным и гражданским делам.

После выхода этого поста корреспондент интернет-газеты «Степные вести» побывала по указанному адресу, но никого из жильцов подвала там не нашла. В заброшенном здании, с вынесенными входными дверями подъездов и квартир, с разобранными балконами, зияющими пустотой окнами, гулял ветер. Поднявшись по полуразрушенным ступеням, с местами отсутствовавшими лестничными пролетами, на этажи, в комнатах увидела оставленные хозяевами ненужный хлам и предметы мебели. По всему видать, здесь хорошо поработали мародеры: все, что представляло ценность, было годно в хозяйстве, вынесли. Двоих таких любителей поживиться чужим добром я застала в четвертом подъезде с «поличным» — бомжеватого вида старики, громко переговариваясь и никого не стесняясь, сдирали линолеум с полов в квартире на четвертом этаже.

Эта неприглядная картина стала лишним подтверждением правоты жильцов расселенного дома, которые в разговоре со мной, когда я в апреле посещала их по новому адресу, сокрушались о том, что не смогли из-за запрета администрации города вывезти из старой квартиры пластиковые окна, входные и межкомнатные двери. Почему? Ведь все это было в довольно приличном состоянии и могло еще послужить кому-то из родственников на даче или живущим в поселках и на животноводческих стоянках. А в итоге досталось, не пойми кому.

Озадаченная этими мыслями и тем, где же могут скрываться жильцы подвала, коль им некуда податься, так и ушла оттуда. Позже я связалась с Баиртой Муниевой и через нее вышла на тех, о ком она написала. Так и познакомилась с Валерием Сангаджиевым, одним из обитателей упомянутого подвала. Он назначил нам с фотокорреспондентом встречу и пригласил в свою коморку, чтобы мы все увидели своими глазами и убедились в том, что сказанное про них – правда.

В тесноте и обиде

Подобно описанному в повести Владимира Короленко «Дети подземелья», герои которой – жители небольшого украинского городка, сирые и убогие нищие, обитающие в развалинах старого замка, в подвале этой старой элистинской пятиэтажки тоже протекала своя жизнь, незаметная для других. Жизнь маленьких людей, отверженных обществом. Про таких в свое время писал Федор Достоевский. И, как верно подметил классик, за стенами этого подвала, как и наверняка тысяч подобных по всей России, каждый день льются невидимые миру слезы…

Из разговора с Валерием Сангаджиевым мы узнали о том, что в четырех подвальных отсеках этого дома проживали 10 семей. Оказавшиеся в силу разных житейских обстоятельств без собственного крова, малоимущие граждане из числа бывших работников домоуправления № 5, впоследствии его правопреемника ЖЭУ «Буревестник», вынуждены были поселиться здесь с разрешения мэрии города за неимением других вариантов.

В частности, Валерий Лиджиевич признался, что он сирота: мама умерла сразу после его рождения, отец скончался позже от туберкулеза. В свое время положенной ему квартиры от государства так и не дождался. Отслужил в армии, получил высшее образование в КГУ и в 1993 году устроился в домоуправление агентом-экспедитором. Тогда же и перебрался в этот подвал – начальство пошло ему навстречу. Работником Сангаджиев оказался добросовестным, ответственным и, самое главное, непьющим. Позже его назначили мастером, а потом и бригадиром плотников. Жильцам седьмого дома было спокойно с таким соседом – руки у него золотые, по первому зову придет и отремонтирует что нужно.

В подвале, куда нас через отдельный вход в кромешной темноте (электричество и воду в доме отключили в начале апреля, сразу после освобождения жильцами квартир) привел Валерий, он в двух комнатах проживает в данный момент один, а раньше ютился с семьей. Сюда в 1998-м привел жену, здесь же родился сын. Участковый педиатр все охала: как можно жить ребенку в сыром подвале?! Из удобств – только раковина и унитаз. Мыться ходили в баню или к знакомым.

В итоге наследственная предрасположенность к туберкулезу дала о себе знать – Валерий заболел, но, благодаря своевременно начатому лечению, полностью избавился от недуга. Сегодня здоровье его уже не вызывает опасений. Для поддержания организма в порядке он в свои 54 года ежедневно бегает по утрам и по-прежнему ведет трезвый образ жизни. Хотя его брак это не спасло: опасаясь за свое здоровье и ребенка, жена вынуждена была развестись с ним, перебралась жить к родственникам. Сын-студент живет в общежитии, с отцом общается, но тот его гонит из подвала.

У соседки Сангаджиева по подвалу Татьяны Тихоновой – своя жизненная драма. Ей как многодетной матери, имеющей к тому же дочь-инвалида детства, в 2003 году предоставили нежилые помещения согласно распоряжению тогдашнего градоначальника Элисты. Семья, оставшаяся в силу превратностей судьбы без крыши над головой, тогда и этому была рада. Женщина сожалеет о том, что вовремя не удосужилась заполучить копию этого документа, хотя, говорит, косвенным подтверждением того, что они не самовольно заняли данную территорию, может служить тот факт, что средства на ремонт подвальных помещений перечислялись ЖЭУ из Дирекции единого заказчика, и в бухгалтерской отчетности это должно было отразиться.

Во временном, как думали Тихоновы, пристанище они в итоге прожили 14 лет. За это время умер муж Татьяны Георгиевны, старшие дети разъехались, кто куда, осталась только младшая дочка Алена, та самая, которая с инвалидностью. Недавно она вышла замуж и родила ребенка, но молодым оказалось негде жить; так все вместе и ютились в подвале. А когда во всем доме отключили свет и воду, перебрались на съемную квартиру.

Примечательна также история бывшей коллеги Валерия Сангаджиева Галины Свешниковой, которая вот уже почти четверть века работает дворником в ЖЭУ «Буревестник». В начале 1990-х она устроилась на работу в домоуправление № 5, где, как слышала, можно со временем получить служебное жилье. Начальство разрешило ей с двумя сыновьями поселиться в подвале дома № 24 третьего микрорайона. В 1995 году Свешникова встала в жилищную очередь в своей организации и одновременно – в городскую квартирную очередь. Советские времена, когда руководство домоуправлений пробивало через горисполком квартиры для своих работников, ушли в прошлое. Тем не менее, люди надеялись на то, что руководство предприятия о них позаботится.

Но в один прекрасный день собственники квартир в 24-м доме, образовавшие ТСЖ, поставили перед ЖЭУ «Буревестник» вопрос об освобождении принадлежащих им подвальных помещений. Работники домоуправления обратились за поддержкой к своему начальнику Валерию Тягинову, но тот ответил, что у предприятия изменилась организационно-правовая форма собственности, и никаких обязательств по отношению к ним у него нет. В итоге был суд, который вынес решение в пользу ТСЖ, и обитатели подвала вынуждены были освободить занимаемые помещения.

Сейчас Свешниковы – Галина Анатольевна с приемным сыном Валерием и еще три семьи живут в цокольном этаже дома № 5 третьего микрорайона. Условия здесь получше – все-таки не совсем подвал. Комната более светлая, чем прежняя, говорят они, а в остальном все то же самое, что и в прежнем подвале: из бытовых удобств – раковина, холодильник, телевизор, электрическая плита (газовую в подвале устанавливать категорически запрещено). Если бы не отсутствие санузла, можно принять это жилое помещение за обычную однокомнатную квартиру («гостинку»). В нем, как нам показалось, довольно уютно, благодаря стараниям хозяйки, которая во всем любит порядок и очень набожная – в красном углу стоит множество образов.

Одна надежда на Бога и осталась, говорит Галина Свешникова. Женщине, 24 года проработавшей в домоуправлении, чьими руками благоустраивался третий и четвертый микрорайоны, за что она даже награждена Почетной грамотой правительства республики, очень обидно осознавать, что почти полжизни скитается по подвалам без какого-либо шанса обрести свой угол хотя бы на склоне лет.

Дело в том, что уже точно известно – дом № 5 пойдет под снос в 2018 год, но жильцам его подвала попасть в число будущих новоселов вряд ли удастся. Хотя, по словам Галины Анатольевны, по сравнению с товарищами по несчастью у нее есть преимущество – в свое время благодаря знакомой паспортистке удалось получить прописку в 24-м доме. Вот только вряд ли она действительна сейчас. Но уже сам факт штампа в паспорте – хоть какая-то зацепка. Правда, сил на хождение по инстанциям и средств нанять адвоката, чтобы через суд добиться удовлетворения своих прав, признается она, у нее уже не осталось.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих?

Что до властей Элисты и республики, к которым в многочисленных письмах и личных обращениях с жалобами на бесправное положение апеллируют жильцы подвалов двух аварийных домов третьего микрорайона, то они, в свою очередь, руководствуются буквой закона. А он гласит, что право на получение равнозначной жилплощади по договору социального найма взамен освобождаемого в расселяемом доме имеют граждане, проживающие в помещениях, признанных жилыми, и которые состоят на учете в качестве нуждающихся в жилье. К сожалению, ни у кого из тех, о ком речь идет в нашем материале, нет соответствующих правоустанавливающих документов.

К примеру, у Валерия Сангаджиева на руках есть лишь договор о найме служебно-жилого помещения на период работы в системе ЖЭУ, в котором есть пункт, что с окончанием трудовых отношений с работодателем (а он уже несколько лет как уволился оттуда и сейчас работает в другом месте) документ теряет силу. У Галины Свешниковой, как уже говорилось выше, имеется только просроченная прописка. У Татьяны Тихоновой нет ни того, ни другого, зато у нее имеется один весьма интересный документ – копия распоряжения представителя президента Республики Калмыкия по г. Элиста Николая Шовгурова, датированное 29 октября 1999 года, согласно которому МУП «ЖЭУ-5» давалось разрешение о перепланировке нежилых помещений цокольного этажа жилых домов № 5, 7, 13 и 24 третьего микрорайона г. Элисты под общежитие. По счастливой случайности, говорит она, ей удалось заполучить это свидетельство – от жильцов подвалов этих домов факт существования данного распоряжения утаили, он всплыл только на суде по иску администрации города к жильцам подвала 24-го дома.

То есть получается, у городских властей когда-то были планы относительно решения вопроса со статусом этих подвалов, но никто из исполнителей, а это, прежде всего, администрация ЖЭУ, своевременно не выполнили указанных в распоряжении необходимых для этого мероприятий. Не исключено, что документ этот был сделан для отвода глаз, как гарантия для чиновников, что после того, как они этой бумагой «замылят» глаза жильцам подвала, в основной своей массе, являющимся маргиналами, те успокоятся и не будут бузить. Так и вышло. Люди жили себе спокойно, продолжая надеяться на доброго дядю, и так в беспечном неведении, теряя драгоценное время, дожили до того момента, когда дом сносят и их фактически выселяют на улицу.

«Проблема жильцов дома № 7 третьего микрорайона города Элисты стоит остро в данный момент, – прокомментировала ситуацию юрист Баирта Муниева, взявшаяся представлять интересы Валерия Сангаджиева и Татьяны Тихоновой в их жилищном споре с властями. – Семьи остались без жилья, хотя в далекие 2000-е их в эти подвальные помещения вселяла мэрия города Элисты, а также обещала им перевести эти помещения в статус жилых. В итоге дом был признан аварийным, а про эти семьи забыли и до настоящего времени на их обращения в различные инстанции присылают лишь отписки.

На мой взгляд, собственники квартир седьмого дома и жильцы нежилых помещений в подвале при расселении имеют равные права, поскольку прожили они в данных помещениях более 10 лет. Жильцы подвала требуют от властей оказать им юридическую помощь, но безрезультатно. Между тем по факту нарушаются права социально-незащищенных граждан. Валерий Сангаджиев – лицо из числа детей-сирот, не имел и не имеет до настоящего времени своего жилья и только из-за своей юридической неграмотности своевременно не обращался за помощью. Семья Татьяны Тихоновой при вселении была многодетной. Женщина осталась с детьми на улице и ее вселили, обещав при этом оказать дальнейшее содействие.

В данный момент, я считаю, руководству города и республики надо помочь этим семьям, включить их в программу по переселению из аварийных домов, поскольку у них есть основания для получения от государства нормального жилья. То, что руководство города своевременно не оказало им содействия в решении их жилищных проблем и не перевело нежилые помещения в подвале дома в жилые, вина столичной администрации, а не жильцов. Просто из-за чьей-то халатности про людей забыли, не отстояли права граждан, которые работали и благоустраивали наш город и ждали свои метры, а сейчас они никому не нужны. Надеюсь, что руководство республики и Элисты найдут средства и предоставят данным семьям благоустроенное жильё. Считаю, это будет законно и обоснованно».

Итак, позиция жильцов понятна. С юридической точки зрения, да, положение у них незавидное, но чисто по-человечески их жалко, и им, конечно же, нужно помочь. Помимо этической стороны проблемы, ее скорейшее решение необходимо еще и в связи с тем, что аварийный дом уже давно пора сносить, но из-за остающихся в подвалах жильцов и их имущества дело стопорится. За это время он стал объектом посягательств мародеров и местом сборища разного рода сомнительных личностей. Кроме того, по закону до тех пор, пока расселенный дом не снесен, соответствующая программа считается незавершенной, а это уже чревато санкциями в отношении властей региона со стороны Фонда содействия реформированию ЖКХ. Замкнутый круг получается.

За комментарием по поводу сложившейся ситуации «Степные вести» обратились к главе администрации Элисты Окону Нохашкиеву. По его словам, своими силами  городские власти не могут решить эту проблему.

«Дело в том, что в маневренном жилом фонде, имущество которого  предоставляется жильцам по договору социального найма, свободных жилых помещений на сегодняшний день нет, – пояснил Окон Валериевич. – В городе есть квартирная очередь, и есть лица, которым мы в первоочередном порядке, на основании решения суда, должны предоставлять жилье. Как только освобождается жилплощадь в муниципальном жилом фонде, она сразу же уходит на исполнение судебных решений.

Что касается жильцов подвала аварийного дома, живущих там без документов и регистрации, то по идее, в соответствии с буквой закона мы должны сделать так – подать на жильцов в суд, что мы, кстати, и сделали, принудительно выселить их, разобрать дом и завершить программу. Но вместе с тем мы ищем для этих двух семей приемлемый вариант решения их проблемы. Мы же понимаем, что это наши граждане, элистинцы, и мы не можем их оставить в беде.

Поскольку объективно поселить их некуда – свободных жилых помещений, как я уже сказал, в маневренном фонде нет, а есть только общежития, которые нам не подведомственны, и мы обратились за помощью в правительство республики. В разговоре со мной глава правительства Игорь Зотов сказал, что по его поручению министерство образования и науки РК готово выделить места в одном из студенческих общежитий города. В любом случае мы надеемся, что вопрос с их переездом, в скором времени разрешится».

Созвонившись с Валерием Сангаджиевым и Татьяной Тихоновой, я поинтересовалась у них, выходили ли на них из минобразования с предложением по новому жилью для них. По их словам, им действительно  позвонили из Белого дома и предложили комнаты в общежитии автодорожного техникума, но они их не совершенно не устроили. Как сказал Валерий, ему предложили две смежные комнаты, но такие маленькие и узкие, что он со своим скарбом там просто не поместится. Тихоновы тоже остались недовольны: комнаты им предложили на разных этажах, в разных концах здания, тесные, даже без умывальника – в их подвале бытовые условия были лучше. При этом оплату за эти комнаты указали в размере 6 тысяч рублей, что им совсем не по карману.

Кроме того, мои собеседники выразили сомнения в том, что переехав в общагу, они получат на руки какие-то гарантийные документы, то есть фактически останутся на тех же птичьих правах. И потому не исключено, что их в любой момент могут оттуда попросить. Такое уже однажды было, сказал Валерий, с одной его коллегой, которая согласилась перебраться из подвала в студенческое общежитие, но 1 сентября приехали студенты, и ее попросили освободить комнату.

Таким образом, несмотря на старания руководства города и правительства республики, разрешить данную непростую ситуацию пока не удается. Но очевидно, что противоборствующим сторонам необходимо в ближайшее время найти некое компромиссное решение. Ибо невозможно живым людям продолжать находиться в подвале в летнюю жару без элементарных бытовых удобств, в условиях полной антисанитарии. Но именно так и живет сейчас Валерий Сангаджиев, последний из жильцов держащий здесь оборону, словно солдат Брестской крепости. Но долго ли он сможет продержаться?

 

Фото Николая Бошева