Довоенная печать Калмыкии имела довольно разветвленную сеть периодических изданий. Во время недавней поездки в Санкт-Петербург в читальном зале публичной библиотеки с интересом полистала пожелтевшие подшивки республиканских газет «Улан хальмг», «Улан баhчуд», «Ленина ачнр», «Ленинский путь», а также центральные издания «Правда» и «Известия» за 1940 год.

Год выбран не случайно, давно хотелось окунуться в атмосферу празднования 500-летия калмыцкого героического эпоса «Джангар», почитать статьи, посвященные этому грандиозному событию. Прочитанное превзошло ожидания – в каждом номере публикации, посвященные поистине всенародному торжеству. А какой всплеск литературного творчества! Впечатляют и имена авторов: Баатр Басангов, Ока Городовиков, Лиджи Инджиев, Басанг Дорджиев, Семен Липкин, Корней Чуковский!

Это был праздник не только Калмыкии, а всей многонациональной Страны Советов. Союзы писателей республик, краев и областей СССР создавали специальные писательские объединения, которые занимались переводами «Джангара».

«Союз писателей Башкирии готовится к празднованию 500-летия калмыцкого героического эпоса «Джангар». Для осуществления перевода отдельных глав «Джангара» была создана рабочая комиссия в составе Кулибаева, Гумерова и Тарджетдинова».

В газете «Кзыл Башкардостан» вышли статья о «Джангаре» и отрывок эпоса. В 5-м номере литературного журнала «Октябрь» опубликованы «Алтн Цееджля бяяр бярлгдсн» и другие песни.

Кроме того, в юбилейные дни во всех газетах Башкирии публикуются статьи о «Джангаре» и отдельные отрывки эпоса. Проводится соответствующая работа также по линии Башкирского ТАСС», — читаем, по всей видимости, присланную из Уфы информацию в газете «Улан хальмг» от 6 сентября 1940 года.

«Литературная общественность Казахстана готовится отметить 500-летие гениального эпоса калмыцкого народа «Джангар». Поэты Ж. Саин, К. Аманжолов и Х. Бекхожин закончили перевод на казахский язык двух песен эпопеи: песнь о походе против лютого хана Хара-Киняса и песнь о поражении свирепого хана шулмусов Шара-Гюргю. Переведено около 5 тысяч строк.

На заседании президиума союза советских писателей Казахстана состоялось обсуждение перевода. Работа получила высокую оценку. Казахстанское издательство художественной литературы выпускает к юбилею перевод «Джангара» отдельным изданием», — сообщала «Правда» (28 марта 1940 года).  

Привлекает внимание и опубликованная в «Известиях» от 21 февраля 1940 года передовица «Рукопись «Джангара: «Нынешней весной исполняется 500 лет калмыцкого народного эпоса «Джангар». Как сообщает газета «Молот», в архивном отделе Управления НКВД Ростовской области хранится исключительно ценная рукопись – несколько отрывков «Джангара», написанных на монгольском, калмыцком и русском языках. Это – плоды многолетнего труда известного исследователя Н. И. Попова, который долгое время жил среди донских калмыков, прекрасно владел языком и письменностью калмыцкого и монгольского народов и записал огромное количество калмыцкого фольклора.

Книга начинается предисловием, за которым идут 36 страниц текста на монгольском языке и перевод этого текста на русский. Далее идет калмыцкий текст одной из глав «Джангара» и перевод ее на русский язык. Найденные отрывки дают представление о художественных достоинствах этой изумительной поэмы калмыцкого народа. Особенно хорош первый отрывок, в котором описано чудесное царство Джангара, страны «Бумбы» — царство счастья и вечной молодости, где народ живет в довольстве, «ничего не деля на мое и твое». Даже в прозаическом переводе Попова текст поэмы звучит поэтически «…розовея восходит: ало-желтое солнце, колеблясь произрастает цветистая зелень. Широк океан Бумба, сделался он предметом сновидений для семи тысяч чужеземных ханов».

Интересна также глава, записанная на калмыцком языке и описывающая пир богатырей Джангара и их борьбу с хитрым посланцем свирепого хана шулмусов (дьяволов).

В книге помещен словарь, состоящий более чем из тысячи древних слов, мало известных в современном калмыцком языке. И. И. Попов дал также многочисленные справки и дополнения к переводу».

Интересно, сохранились, дошли ли эти рукописи до наших дней? Было бы интересно опубликовать (если это уже не сделано) их отдельной книгой, снабдив описанием и комментариями калмыцких ученых.

Судя по публикациям того памятного для калмыцкой культуры и литературы гола, в стране наблюдался всплеск переводческой активности, который подвиг Корнея Чуковского опубликовать в «Правде» статью «Советский стиль художественного перевода». В ней даются практические советы по переводу на русский язык произведений национальных авторов, пишущих на родном языке, а также национального фольклора, в том числе калмыцкого героического эпоса.

«Джангар» — одна из самых музыкальных поэм. Она чрезвычайно богата созвучиями, перекличками внутренних рифм. Звуковой ее узор великолепен и сложен. Переводчику предъявляется здесь почти невыполнимые требования: вместо двух созвучий он во многих двустишиях должен дать четыре, а порой и шесть – это такая задача, которая не всегда по плечу и большому мастеру. Если же не выполнить этой задачи, национальная форма самобытной поэзии одного из братских народов не дойдет до русского читателя.

Переводчик поэт Липкин, работавший над «Джангаром», со своей задачей справился: особенно хорош перевод последних песен великой поэмы. Замечательно инструментовано Липкиным то место поэмы, где говорится о Бумбе – сказочной стране с первобытно-коммунистическим строем, жители которой

… ничего не деля на мое и твое

Славили в песнях славное бытие».

Так высоко оценивает Корней Чуковский перевод «Джангара» Семена Липкина, который является сегодня для нас, калмыков, настольной книгой, наряду с экземпляром на родном языке.

Еще одна статья, которая, на наш взгляд, также достойна упоминания, была опубликована в «Правде». 1 февраля 1940 года. Ее автор известный писатель и драматург Баатр Басангов. В материале «Калмыцкий народ и «Джангар» автор знакомит советского читателя с героической историей калмыцкого народа, отразившего свои мечты о прекрасной стране «Бумбе» в народном поэтическом творчестве.

«Популярность «Джангра» огромна. У нас в Калмыкии невозможно найти ни одного человека, который хотя бы не слышал «Джангр» целиком и не пользовался бы его афоризмами в обыденной жизни. Любовь народа к «Джангру» и популярность его может характеризовать факт существования целого вида искусства, носители которого именуются джангарчи. «Джангр» известен и любим не только в Советской Калмыкии, его знают и любят в Синь-Цзяне, в Монгольской Народной Республике, в Таина-Туве, в Западном Тибете и т. д.», — знакомит драматург российского читателя с калмыцким героическим эпосом.

О том, как газеты тех лет передавали атмосферу юбилейных мероприятий, свидетельствуют даже заголовки публикаций: «Олн амтна байр» («Всенародный праздник»), «Би ягдж «Джангъриг дасвв» («Как я выучил «Джангар»), «Поэтические особенности «Джангариады», «Героический эпос калмыцкого народа», «Богатырская поэма калмыцкого народа» и другие.

По публикациям 1940 года можно также отследить программу праздника. Много писали журналисты о республиканском конкурсе джангарчей, встречах с почетными гостями юбилейных мероприятий в Элисте – российскими советскими писателями, торжественных вечерах калмыцкой культуры и литературы в Москве, посвященных 500-летию «Джангара.

Отдельные авторские статьи не потеряли своей актуальности сегодня и представляют большой интерес для ученых-джангороведов, учителей-калмыковедов, журналистов, краеведов, но о них мы расскажем позже.

Кстати, верстка довоенных газет мало чем отличается от дизайна современных периодических изданий. Единственный минус – тексты на калмыцком языке печатались на кириллице без использования современного калмыцкого алфавита.

Фото автора