5 сентября в Калмыкии отмечается День национальной письменности. Этот праздник связан с именем великого ойратского ученого и просветителя Зая-Пандиты, создавшего ойратский алфавит «Ясное письмо» («Тодо бичиг»), заложивший основы калмыцкого литературного языка. В 2018 году мы будем отмечать 340-ую годовщину национальной письменности. К этой дате самое непосредственное отношение имеют и современные продолжатели дела Зая-Пандиты, к числу которых, несомненно, относятся и журналисты, пишущие и вещающие на калмыцком языке. 

Как известно, в ноябре этого года в республике состоятся официальные торжества, посвященные 100-летнему юбилею республиканской национальной газеты «Хальмг Унн». В числе почетных гостей на них будет и один из ее главных редакторов, при котором это печатное издание переживало, пожалуй, свои самые лучшие времена и получило признание массового читателя. Это Александр Бурхаевич Альдаев – заслуженный  работник культуры РК, России, председатель Верховного Совета Калмыцкой АССР на не освобожденной основе (1983-1988 гг).

О времени и о себе, о журналистской профессии и людях, для которых она стала призванием, непростых и в то же время счастливых 15-ти годах, проведенных вместе с коллективом редакции «Хальмг Унн», «аксакал» калмыцкой журналистики рассказал в откровенном интервью «Степным вестям».

– Александр Бурхаевич, ей-богу, не верится, что вам уже 76 лет. Кажется, годы не властны над вами. Вы по-прежнему такой же статный, подтянутый, полный достоинства и мужского обаяния, спокойствия и мудрости, каким я запомнила вас по годам работы по соседству в стенах республиканского Дома печати. А вы помните, как все начиналось? Каков был ваш путь в журналистику?

Если говорить о моей биографии, то родился я в 1941 году в поселке Ики-Манлан Малодербетовского района (улуса). Мои родители были из простых крестьянских семей. Отец Бурхаев Альда Эдеевич летом 1942 года был призван на фронт, мать Пати Маньхановна осталась с двумя грудными детьми. Мне было два года, а сестренке Наташе и года не исполнилось, когда в декабре 1943 года наша семья, как и все калмыки, отправилась в ссылку в Сибирь. Удивительно, как мама нас с сестрой уберегла в дороге и во всем том аду, который их ждал на чужбине, а спустя 13 лет уже взрослых привезла назад на родину. Только одна старшая сестра и бабушка с дедушкой там остались.

Судьба калмыцкого народа целиком и полностью прошла через меня. Я тоже прошел через унижение, оскорбления, голод и холод. Поэтому в своей жизни я научился ценить порядочность людей, чувствовать уважение к старшим, особенно прошедшим войну и ссылку, послевоенную разруху.

Трудовую деятельность я начал в 1964 году учителем и директором Большецарынской средней школы. Был назначен туда по окончании Ставропольского педагогического института. Школа была большой, в ней учились 140 девочек и мальчиков, живших в интернате, привезенных с трех большецарынских ферм совхоза «Красносельский». В то время был единый Сарпинский район, в состав которого входила также территория нынешних Малодербетовского и Октябрьского районов. Райцентр находился в Садовом, в 90 км от Большого Царына, куда постоянно приходилось ездить по делам, связанным со школой. Сейчас это не расстояние, а тогда было довольно непросто преодолевать километры по плохим дорогам.

Проработав директором школы пять лет, я был избран первым секретарем райкома комсомола, в этой должности пробыл три года. Потом меня перевели в Малодербетовский райком партии, откуда по рекомендации областной парторганизации был отправлен на учебу в Саратовскую высшую партшколу. По окончании ее вернулся в Малые Дербеты, немного там проработал в райкоме партии. А после образования Октябрьского района был направлен в хорошо знакомый Большой Царын в должности заведующего отделом райкома партии. Там через два года с небольшим меня избрали уже секретарем райкома.

И вот в 1983 году меня неожиданно по решению партийного руководства назначают главным редактором газеты «Хальмг Унн». Первый номер газеты за моей подписью вышел в праздничный день 1 мая. Для меня дело это было совершенно новое. Хотя в партийной работе мы постоянно касались работы газет, но это было в масштабах района. А тут – республика, совсем другие требования, иные грани работы. Тем более назначение главным редактором национальной газеты – это очень высокая, престижная должность, большая ответственность. Я понимал, что теперь представляю не только фамилию Альдаев, но и всю калмыцкую нацию. И должен был повести эту газету таким руслом, таким фарватером, чтобы она не теряла своего достоинства, соответствовала ожиданиям народа, читательских требований.

Вы помните свой первый день в редакции газеты?

Конечно. Когда я первый раз переступил порог редакции, шел по коридору, со всех кабинетов до меня доносилась калмыцкая речь. Меня это так радовало, что чисто калмыцкая речь звучала! Думаю, в какое замечательное  место я попал, с какими интересными людьми мне предстоит работать. И надежды мои подтвердились.

Уже с первых дней работы в редакции я столкнулся с той спецификой, которая была присуща печати в те партийные времена. Когда в Москве проходили большие мероприятия – съезды партии, пленумы ЦК, на которых выступал Генеральный секретарь ЦК КПСС или члены бюро Центрального комитета партии, во все концы страны в редакции местных газет по телетайпу рассылались тексты отчетов и выступлений официальных лиц. Бывало так, что в четыре часа дня приходит предупреждение: через час по телетайпу будет отправлен материал – речь Генерального секретаря ЦК КПСС. Это значит, что   3-4 полосы газеты формата А-2, как минимум, мы должны были придержать для этой публикации.

И вот конец рабочего дня, дело шло к подписанию номера в печать, но все насмарку – мы  снимаем все статьи и заметки, чтобы напечатать весь этот официоз. Проблема заключалась в том, что тассовские материалы надо было не просто перепечатать, необходимо было перевести их на калмыцкий язык. Представляете, какая нагрузка ложилась на плечи коллектива газеты? Чтобы одолеть такой объем работы, перевести десятки тысяч строк текстов на калмыцкий язык, нужны были выдающие журналистские силы. К счастью, таковые в газете «Хальмг Унн» были.

Я очень благодарен нашим замечательным ветеранам, в то время работавшим в газете. Это Ярослав Сайкович Джамбинов – бывший главный редактор, Дорджи Манджиевич Босхомджиев, Бембет Дорджиевич Бакаев, Гуга Убушаевич Бембеев, Эрдни-Горя Ходжигорович Бадма-Горяев, Эрдни Манджиевич Ильджиринов, Басанг Асяевич Сангаджиев, Андрей Манганыкович Джимбиев. Все они были участниками Великой Отечественной войны, а мне шел 41 год, и я, испытывавший к ним великое почтение, поначалу смущался от того, что мне приходилось руководить людьми, намного старше себя. Тогда казалось, что они в весьма почтенном возрасте, а им всего-то было по 55-60 лет.

И вот наши ветераны, для которых слово «надо» — закон, садились в машбюро, где уже сидели наготове четыре-пять машинисток. Обычно в таких случаях полоса газеты делилась на пятерых переводчиков, и вся эта команда дружно принимались за работу.

Они что, прямо «с колес» переводили? Брали телетайпную ленту и тут же составляли предложения на калмыцком? Без словаря, без черновика, без заметок?

Именно так. Это и поражало: надо было иметь абсолютное знание языка! Ведь речь шла не просто про уборку урожая в колхозе «Красный путиловец», а про политику. Основная трудность была в партийной терминологии, международных словах, которые тогда только входили в обиход. И это все надо было перевести на калмыцкий, оформить в связный текст. Нельзя было даже одной буквой ошибиться. Сами понимаете, чем это грозило в то время: один промах и все, Альдаев, партбилет на стол.

– Вас обязывали согласовывать тексты с вышестоящим начальством?

Никогда. Считалось, что там сидит товарищ редактор, который подписывает газету и отвечает за все перед  парткомом. А у того, скажу вам, подчас даже сил не было, чтобы проверить все, как следует. Шутка ли: одному человеку четыре полосы сверить с оригиналом текста на русском! Тем более, что досылались поправки, их опять же надо переводить и вносить в калмыцкую версию. Все это потом набирают машинистки, вычитывают корректоры, курьером отправляется в типографию. А там тоже не спят, ждут, когда «Хальмг унн» переведут и пришлют оригинал-макет. И «свежая голова» дежурит в цеху, чтобы до печатного станка «ловить вши» в гранках. Полосы на линотипах набирали, так бывало, что линотипистки гранки веревочкой свяжут, а они рассыпятся на ходу, и бедные женщины по буквам их собирают.

Какой это был неимоверный труд! Какое напряжение сил! Порой мы заканчивали работу утром. Как редактор я приходил в 8 утра и уходил в 8 утра следующего дня. И никто не роптал, все знали, что это необходимо, что это надо.

Вот поэтому у меня на всю жизнь осталась огромная благодарность нашим ветеранам – журналистам, корректорам, всем, кто стоял на службе в газете, которые все это вынесли на себе и при этом были всегда очень внимательные, помогали своим товарищам, во всем поддерживали друг друга.

А читатели! Ведь в то время аудитория какая была читающая! Были живы-здоровы наши прославленные писатели Санджи Каляев, Аксен Сусеев, Константин Эрендженов, Алексей Балакаев, Алексей Бадмаев, Морхаджи Нармаев. Они, будучи ортодоксами калмыцкого языка, были самыми внимательными и взыскательными читателями газеты.

А потом наступило время перемен, пришли роковые 90-е. Закрытие КПСС, после чего был упразднен областной комитет партии, расформировали Верховный Совет Калмыцкой АССР, объявили о выборах первого президента Республики Калмыкия и т.д., и т.п. В этих непростых условиях нужно было сохранить единственную национальную газету, ее лицо, своих читателей. И, надо сказать, мы, коллектив редакции «Хальмг Унн», вместе с калмыцким народом с достоинством и честью вынесли это испытание временем перемен.

При этом с повестки не снималась основная задача – информировать читателей, объективно освещать действительность. А тогда как раз новая терминология пошла – шоковая терапия, рыночные отношения, перестройка. Всем этим словам нужно было найти аналог.

Кстати, как по-калмыцки будет «перестройка»?

Онгдарулгн, что означает «видоизменение», «переделка». И такие лексические понятия исчислялись десятками, которые в первый раз шли в жизнь, входили в словарь калмыцкого языка. Впервые ими начинали пользоваться читатели после выхода газеты «Хальмг Унн». Это была очень большая мера ответственности: мы передавали слово в народ, народ его принимал. Так начиналась жизнь нового калмыцкого слова.

А где искали перевод? Откуда черпали материал для словообразования?

Из головы знатоков калмыцкого языка. Вновь на помощь приходили наши ветераны – Босхомджиев, Бакаев, Эрдни-Горяев.

А писатели помогали?

С писателями мы иногда советовались. Но это были политические термины, писателям, прекрасно владевшим литературным калмыцким языком, все-таки трудновато было находить им аналоги.

Кто были журналистами в то время? Вы рассказали о ветеранах, прошедших фронт и большую жизненную школу. Сами же пришли с учительской и партийной среды. А остальные сотрудники обучались где-то журналистскому ремеслу?

И ветераны калмыцкой журналистики, и более молодые их товарищи – все были практиками. В «Хальмг Унн» они пошли работать как люди, хорошо владеющие разговорным калмыцким языком. В редакции по ходу дела писать учились одновременно на калмыцком и русском. А так, чтобы они где-то специально обучались – такого ни у кого не было. И вот эти доморощенные таланты вызывали у меня огромное уважение и восхищение. Я гордился своими сотрудниками, как редактор старался их во всем поддерживать.

Впоследствии кадры формировать было уже легче — стали приходить выпускники калмыцкого отделения Калмыцкого университета.

Да, именно при вас в 1998 году впервые была принята на работу целая группа выпускников калмыцкого отделения университета, в числе которых оказалась, кстати, и главный редактор нашей интернет-газеты «Степные вести» Намджил Умиралиева. Она с благодарностью отзывалась о пройденной ею в «Хальмг Унн» школе.

Я очень этому рад, горжусь, что имею отношение к становлению таких высокопрофессиональных кадров.

Ходили легенды о том, что вы как редактор, словно старшина в армии и отец родной, заботились о коллективе, материальном обеспечении производственного процесса, доходах сотрудников, чтобы им жилось и отдыхалось хорошо.

А как же. Зная, в каких трудных условиях приходится работать журналистам национальной газеты, я перед руководством республики постоянно поднимал вопрос о повышении зарплат журналистов «Хальмг Унн». По сравнению с другой республиканской газетой «Советская Калмыкия», выходившей на русском языке, у них условия труда были более жесткими. Ведь они работают с двойной нагрузкой, особенно, как я уже рассказывал, в случаях с переводами текстов официальных выступлений, законов и пр. Порой рабочий день у людей был по 12-16 часов, буквально на измор.

Поэтому я просил руководство: если есть возможность, пожалуйста, давайте материально поддержим журналистов «Хальмг Унн». Чтобы их оклады были чуть выше, чем у коллег в русскоязычной газете. Предлагал это еще и с целью привлечь молодые журналистские кадры в редакцию. Это было вполне оправданно, я обосновывал свои выкладки председателю Верховного Совета КАССР Басанову Владимиру Манцыновичу, который, надо сказать, был патриотом калмыцкого языка и всегда понимал нужды газеты. Он нас поддержал, после чего Верховный Совет принял решение, учитывая особую и значительную роль газеты «Хальмг Унн» в общественно-политической жизни республики, установить корреспондентам этой газеты 20%-ную надбавку за знание языка и особые условия работы. Вот это впервые было введено при мне.

Сейчас у них уже надбавка уже 30-40%.

Ну, значит, добавили. Это правильно.

Что касается отдыха, то вы и сами, наверное, помните, как это происходило. Коллектив газеты «Хальмг Унн», как и команды других редакций,   постоянно участвовали в спартакиадах работников культуры и других спортивных соревнованиях на любительском уровне. Традиционно занимали второе место после коллектива телевидения, потому что тех было много. И сами проводили свои внутренние мероприятия, дни отдыха, праздники отмечали всегда коллективом.

Были времена, вы их не застали, наверное, когда мы ввели даже такое правило в редакции: в 11 часов все выходили в коридор и делали производственную гимнастику.

Прелесть какая!

Да, было интересно. Люди приходят, а мы зарядку делаем: работа ведь сидячая была.

Введение двуязычия на страницах «Хальмг Унн» тоже было необходимостью?

Изначально газета выходила исключительно на калмыцком. Однако со временем, ввиду увеличения численности населения республики за счет приезжающего на работу в республику представителей различных национальностей, возникла необходимость расширения аудитории читателей «Хальмг Унн», приобщения иноязычных граждан к калмыцкому языку. К тому же и в среде калмыцкого населения стали ослабевать позиции родного языка, к сожалению. В связи с этим мы обратились к своему учредителю с предложением о том, чтобы начать публиковать в «Хальмг Унн» материалы на русском языке для читателей, не владеющих калмыцком. Верховный Совет дал нам это добро.

Так в целях пропаганды родного языка в газете открыли страницу «Уроки калмыцкого языка». Больше стали публиковать материалов об истории, культурных традициях, обычаях калмыцкого народа. Также была специальная страница в помощь учителям калмыцкого языка. Кроме того, для самых маленьких читателей, которые только начали приобщаться к родному языку, выпускали детскую страничку «Кермяш». Тем самым через национальную газету мы несли в народ любовь к калмыцкому языку, культуре, искусству нашего народа.

Я считаю, практика – выходить раз в неделю с материалами на русском, это был оправданный шаг. В результате число подписчиков газеты стало расти, ее массово выписывали в коллективах организаций и предприятий, таких как МВД, крупные совхозы и колхозы, где руководители поощряли своих сотрудников за это.

Благодаря мерам по популяризации национальной печати впервые на страницах газеты «Хальмг Унн» были опубликованы на русском языке отрывки из произведений калмыцких писателей, как повести «Чингисхан» Эренджен Хара-Давана, «Девичья честь» Санджи Балыкова и др. Это получило положительные отклики читателей, потому что многие люди впервые прочитали книги, недоступные в те времена.

Активная жизненная позиция газеты «Хальмг Унн», всестороннее освещение жизни республики были оценены в 1980-е годы, и она стала участницей Выставки достижений народного хозяйства СССР в разделе «Советская печать» и была награждена дипломом. Я как главный редактор  газеты был направлен в составе делегации советских журналистов в братскую Монголию для обмена опытом работы. Чуть позже мне еще раз довелось побывать в Монголии в составе делегации Калмыкии во главе с председателем Верховного Совета КАССР Владимиром Басановым. В те же годы за активное участие в работе советского отделения Фонда мира в составе союзной делегации сторонников мира был направлен в Финляндию, там проходили встречи с финскими защитниками мира.

Хотелось бы особо отметить, что в годы перестройки мы страницах национальной газеты поднимали множество актуальных и злободневных проблем. В их числе писали и о проблеме сохранения калмыцкого языка, необходимости распространения его в общественной и официальной среде. В своих публикациях журналисты «Хальмг Унн» призывали руководство республики к тому, чтобы ввести практику, когда любой чиновник калмыцкой национальности при поступлении на службу обязательно должен был знать два языка. Чтобы не получалось так, что к министру придет пожилой человек и начнет излагать свою просьбу или предложение хальмгар, а тот не знал, о чем идет речь.

Увы, такие постыдные факты имеют место быть по сей день. Получается, проблему мы поднимали в 80-е годы, с тех пор прошло уже 30 лет, а воз и ныне там, как говорится.

Хотя с тех пор принят закон о государственном языке, да и в целом властями предпринимается много усилий для сохранения калмыцкого языка.

Меня это внутренне волнует как человека, который всегда боролся за язык, за то, чтобы калмыки изъяснялись на родном наречии. И коль таково положение вещей печальное, значит, нужна в целом государственная строгая такая политика, чтобы все буквально взялись за изучение калмыцкого языка. Чиновников, само собой, нужно готовить, чтобы они учили родной язык. А так, конечно, проблема как была в восьмидесятые, выходит, и остается.

Я не хочу критиковать современных коллег, в настоящее время работающих в «Хальмг Унн», пусть они сами решают, какую редакционную политику проводить. Но, на мой взгляд, в условиях бедственного положения с калмыцким языком и литературой, сегодня желательно в газете давать больше материалов на родном языке. Все-таки это единственная национальная газета, и в этом плане, считаю, должен делаться упор именно на поддержки калмыцкого языка.

Газета всегда была и остается сильна поддержкой читателей. Для нас в «Хальмг Унн» самое главное было то, к чему стремится любое печатное издание – чтобы был нормальный тираж. Для того чтобы увеличить число подписчиков, мы впервые пошли прямиком к читателю. Стали организовывать дни газеты с выездом в населенные пункты. В некоторых районах за эти годы побывали по несколько раз, вплоть до совхозов, ферм, культстанов доезжали. Эти встречи давали нам живое общение, сближали редакционный коллектив и читателей. Люди нам говорили о том, что им нравится в газете, что хотели бы в ней видеть, какие материалы им интересны. Это для нас было дорого.

Традиция прижилась и имела положительный результат. Число читателей стало увеличиваться. Не без гордости отмечу: газета «Хальмг Унн» за годы моего пребывания на посту главреда к концу 1990-х годов впервые добилась тиража 13 тысяч экземпляров. Для нас это была очень большая цифра! До этой планки тираж национальной газеты ни до меня, ни после не доходил.

А как вы, человек старой закалки, относитесь к современным тенденциям газетного дела – интернетизации СМИ, попытки завоевать аудиторию социальных сетей?

Переход на компьютерную верстку я застал. Это был существенный прогресс. Что касается всего остального, что последовало вслед за перевооружением СМИ, то как же еще назвать эти явления, как не словом «здорово»? Это же новое все, а новое всегда захватывает.

Если бы при вас и интернет пришел, вы и с этим делом наверняка подружились бы…

Уж точно я бы постарался развернуть деятельность газеты на полную мощь благодаря современным средствам связи и коммуникаций.

Учеба, подготовка кадров – как вести их для национальной газеты? Спасибо, что наш университет готовит специалистов в области калмыцкого языка, в том числе журналистов. Но как сделать так, чтобы не только их количество не уменьшалось, но и качество было соответствующим?

Очень трудный вопрос. База для пополнения журналистов для национальной прессы из года в год уменьшается. Несмотря на то, что есть отделение, даже курсы-практикумы для действующих журналистов открыли при КалмГУ. Видимо, надо что-то коренное делать в этом отношении. Возможно, политическая воля руководства республики нужна, чтобы создавать условия для подготовки кадров. Может, не с университета воспитывать, а со школьной скамьи подбирать, готовить.

Закреплять как-то, привязывать материально, может быть даже.

Вы правильно говорите. Быть может, стоит стипендию «Хальмг Унн» учредить? Тем самым привлекать еще на уровне старших классов и студенческой аудитории, видеть будущего кадра, воспитывать человека, которого можно потом пригласить в газету, на радио и телевидение.

А кого бы вы отметили из пишущих сегодняшних авторов, чьи материалы нравятся?

Я по фамилиям боюсь называть, вдруг кого-то не назову, будет некоторая обида. Но все же не могу не выделить одного человека, которого я принимал на работу и который вырос на моих глазах. Это Любовь Пюрвеева. Я очень рад, что она выросла, поднялась и является сегодня одним из руководителей газеты. В коллективе она выделялась своей активностью и жизнелюбием, была участницей всех мероприятий нашей редакции. Хочу отметить, что и материалы она хорошие пишет, как на русском, так и на калмыцком, на калмыцком даже чаще она дает. Любовь Валентиновна достойно прошла школу газеты «Хальмг Унн».

– Как читатель вы наверняка оцениваете уровень материалов на калмыцком языке. На ваш взгляд, он достойный или все больше скатывается в иностранные заимствования и т.п.? В свое время вы сами занимались активно и смело словообразованием. Но тогда это было, понятно, необходимостью. А сейчас как?

Что скрывать, в то время, когда были живы наши ветераны, которые прекрасно знали родной язык, язык и стиль газеты «Хальмг Унн» были гораздо богаче. Сейчас людей, так знающих свой родной язык, мало. С уровнем мастерства владения словом старшего поколения калмыцких журналистов сегодняшним молодым коллегам, конечно, невозможно тягаться. Это объективно нужно оценивать.

Коренное население республики в целом слабовато знает свой язык, да и сегодняшние выпускники калмыцкого отделения КалмГУ недостаточно хорошо владеют родной речью. Им надо работать, совершенствоваться. Газета – лицо нации, лицо языка родного языка, и поскольку он очень пластичен, постоянно в движении, нужно быть готовым к поиску новых языковых форм, но вместе с тем стараться сохранять исконные.

Сегодняшние коллеги не привязаны к телетайпу, который обязывает публиковать материалы определенного содержания. Сейчас поле деятельности свободно, действуйте, работайте. В творческом смысле им легче, чем нам, жившим в эпоху партократии, идеологических догм, заставших перелом эпох. Но вместе с тем им по-своему трудно. И я – на их стороне, душой с ними.

Поэтому сегодня хочу всех коллег из «Хальмг Унн» накануне 100-летнего юбилея моей родной газеты от души поздравить с наступающей знаменательной датой и пожелать, чтобы наше достояние – единственное  национальное печатное издание было достойным и выдержанным на сегодняшнем уровне требований.

И не сдавало позиций, завоеванных предшественниками. Проблемы сегодня есть у всех СМИ – тиражи падают, бумага дорожает. Но главное – чтобы они всегда находили читательский отклик.

Совершенно верно. К этому надо стремиться, для этого надо напрягаться, хорошо работать, быть активными людьми, заинтересованными в результатах своего благородного труда. Все, что было достигнуто предыдущими поколениями в газете «Хальмг унн», должно бережно сохраняться и приумножаться.

Современные средства массовой информации сегодня включают в себя не только традиционные виды – печать, телевидение, радио, но еще и интернет. Я как представитель старшего поколения журналистов Калмыкии, отдавший столько лет работе в печати, с большим чувством одобрения воспринял создание в нашей республике интернет-газеты «Степные вести» («Теегин зянг»). Теперь за событиями в республике могут следить, узнавать новости о ней, и наши соотечественников других регионах страны, за рубежом. Уверен, со временем завоевав свою нишу в интернете, «Степные вести» станут самой оперативной и самой популярной газетой в Калмыкии. К этому стремились мы постоянно в период своей работы в печати. Не идти вслед за событиями, а всегда работать на опережение.

Мне очень приятно, что первое интернет-издание возглавила воспитанник газеты «Хальмг Унн» Намджил Умиралиева, которую я в свою бытность редактором принимал на работу. Верю в ее успех. Отрадно, что работать в эту газету пришли знающие свое дело журналисты, которых я лично знаю и уважаю много лет.

Хочу пожелать своим молодым коллегам творческих успехов, интересных материалов, дерзаний и поисков. Я верю: за вами большое будущее! Приятно отметить, что руководство республики в лице главы Алексея Маратовича Орлова поддерживает, помогает в становлении интернет-журналистики в Калмыкии. Калмыки говорят: «Кюн донгар, шовун далвагар». Человек силен поддержкой, птица – крыльями.

Желаю вам, друзья, твердо и уверенно встать на крыло!

Большое спасибо за добрые пожелания и интересную беседу!

 

 Фото Николая Бошева