Сто лет назад, с 23 по 25 сентября, в Астрахани, которая в те годы была столицей Калмыцкой степи, прошел второй  чрезвычайный съезд Советов депутатов трудового калмыцкого народа.

По словам сотрудника Калмыцкого научного центра РАН, доктора исторических наук Уташа Очирова, этот съезд ныне  не такой известный, как тот, что прошел в 1920 году в поселке Чилгир. Но именно на этом форуме был обсужден один из главных в то время вопросов – военно-мобилизационный.

«Как раз в это время  на территории  нынешней Калмыкии,  на ее западных окраинах, разворачивалась гражданская война, и шли процессы автономизации различных районов Астраханской губернии. В частности, крестьяне, проживавшие в этих местах, формально относились к Черноярскому уезду, который находился за несколько сот километров от мест их фактического проживания, и людям приходилось преодолевать  большие расстояния, чтобы добраться до уездного центра и решить какие-то проблемы. Это было не очень удобно, и местные крестьяне – кормовские, ремонтненские и другие – стали говорить, что им надо выделиться в отдельный уезд – Элистинский, и добились того, что в него был включен Манычский улус.

Примерно такие же процессы  автономизации начались и в самом Черноярском уезде. Получалось, что Калмыцкая степь, которая пыталась добиться автономизации, подвергалась разделению, разъединению, причем не по национальному, а по территориальному  принципу», — рассказал о ситуации на территории Калмыкии, сложившейся сто лет назад, ученый. Он подчеркнул, что  вопрос автономии Калмыкии поднимался на всех трех  съездах Советов депутатов трудового калмыцкого народа, но был решен только в 1920 году  в Чилгире.

Большой проблемой в те годы были самочинные мобилизации:«Всякий военный начальник считал необходимым провести мобилизацию, не считаясь ни с экономической, ни с военной целесообразностью. Он набирал всех, кого хотел,  где хотел и как хотел. Не  думал, чем будет кормить людей, хотят  ли они воевать за советскую власть,  как он будет с ними разговаривать (многие  калмыки не знали русского языка),  обучать военному делу. Требовалось упорядочить  военно-мобилизационную систему  на территории современной Калмыкии, и именно этот вопрос требовал срочного, безотлагательного  решения. Тот съезд потому и называется чрезвычайным,  что был проведен вне очереди для решения мобилизационного вопроса, создания единой мобилизационной сети на территории Калмыцкой степи».

В повестку  дня съезда под председательством Араши Чапчаева было внесено шесть вопросов, в том числе о создании военных комиссариатов и проведении мобилизации калмыков в Красную армию.

Была выбрана комиссия в составе девяти человек, которая и разработала доклад председателю  Реввоенсовета  по всем вопросам организации военного дела;  были созданы военкоматы – Центральный калмыцкий и девять улусных.

По правилам тех лет  во главе  каждого военкомата назначали по три человека: один военком был выбран, так сказать, на месте, второй определен Бюро военных комиссаров, третий – военным командованием.

Местным руководителем был назначен  Алексей Григорьевич Маслов, известный политический деятель в Калмыцкой степи, крещеный калмык, подчеркнул Уташ Борисович.

Военная комиссия приняла решение о проведении мобилизации среди граждан 23-24 лет, которая началась в октябре и закончилась  в декабре созданием Первого образцового  революционного калмыцкого  кавалерийского полка. Его затем переукомплектовывали, переформировывали,  и на фронт он выступил только в сентябре 2019 года, через 10 месяцев, под командованием Василия Хомутникова, рассказал мой собеседник.

Именно к этому времени обновился его командный состав. Прежде в числе его руководителей в основном были  бывшие офицеры царской армии. По-калмыцки никто из них не говорил, и подчиненные их  не понимали, констатирует Уташ Очиров. Летом же 1919 года в состав Первого калмыцкого полка, всей калмыцкой кавалерийской дивизии стали набирать командиров-калмыков, в основном донских. Они сумели наладить контакты с подчиненными, систему снабжения полка, обмундирования бойцов, и воинское подразделение смогло выступить на фронт.

Таким образом, главная задача, которую поставил  второй чрезвычайный съезд Советов депутатов трудового калмыцкого народа,  была выполнена довольно быстро и эффективно, считает историк. Первая мобилизация была признана успешной.  В марте 1919 года развернулась вторая мобилизация; призывались мужчины разных возрастов по количеству в четыре раза больше, чем во время предыдущей. В течение первой мобилизации, рассказал Уташ Борисович, было набрано более тысячи человек: «Большую часть калмыков мобилизовали из Яндыко-Мочажного улуса (территория  сегодняшних Лаганского и части Черноземельского районов).  Там преобладали  рыбаки, в какой-то степени пролетарии, некий аналог рабочего класса среди калмыков. Калмыцких рыбаков  называли калмыцким пролетариатом и подчеркивали,  что полк потому и  образцовый  революционный, что состоит из  пролетариев».

Последующие мобилизации охватили жителей остальных улусов. Такова  краткая история второго чрезвычайного съезда Советов депутатов трудового калмыцкого народа, решения которого сто лет назад  стали судьбоносными для молодых жителей Калмыцкой степи.

Фото из архива редакции