Создание в период становления автономии литературных произведений в немалой степени поспособствовало рождению искусства, предназначенного широким массам. Именно в эти годы были основаны профессиональные творческие коллективы, продолжающие и сегодня представлять искусство Калмыкии.

Калмыцкое театральное искусство развивалось на основе художественной самодеятельности в улусных и аймачных клубах. В 1929 году в Элисте был организован первый передвижной калмыцкий театр. На сцену вышли выпускники калмыцкой драматической школы, организованной Калмыцким облоно в 1926 году. Но для создания профессионального национального театра нужны были профессиональные национальные кадры. В марте 1936 года Совет Народных Комиссаров Калмыцкой АССР принимает постановление о реорганизации техникума искусств в Астрахани в Элистинскую театральную студию в количестве 48 человек. А уже 4 ноября 1936 года постановкой спектакля «Өнчн–бөк»(«Борец-сирота») по пьесе Х. Сян–Белгина был открыт национальный калмыцкий театр. Также в 1936 году при Государственном институте театрального искусства была создана калмыцкая студия. Такая государственная основа калмыцкого театра стала залогом профессионального развития театрального искусства в последующие годы и фактором устойчивости, выживания театра в сложные перестроечные годы. Визитной карточкой калмыцкого драмтеатра являются пьесы основоположника советской калмыцкой драматургии Баатра Басангова, созданные в первые десятилетия автономии, и театр носит его имя. Из русской труппы калмыцкого театра вышел Республиканский русский театр драмы и комедии. Создание профессионального театра способствовало и зарождению цеха художников. Но это настолько индивидуальное искусство, что в профессиональный союз оно контурами обозначается лишь в 1960-годы.

Современное профессиональное музыкальное и хореографическое искусство, не прерывающее родовую связь с народным творчеством, вышло из постановок Калмыцкого государственного ансамбля песни и танца «Тюльпан», организованного в 1937 году. До сих пор «Тюльпан» остается не только визитной карточкой республики, но и, как прежде, представляет многонациональное искусство РФ на международном уровне. Что примечательно, именно два артиста ансамбля, получив специализированное столичное образование, вывели народное искусство калмыков на мировой профессиональный уровень, не утратив глубины и духа национального искусства. В музыкальной культуре это Анатолий Цебеков, основатель Государственного хора Калмыкии, носящего ныне его имя. В танцевальном искусстве это Петр Надбитов, основатель Государственного театра танца «Ойраты», новатор и возмутитель покоя поклонников калмыцкого танца как постановщик сценической версии «Дербетовского тавшура». Не будет преувеличением сказать, что практически все музыкальные и хореографические коллективы современного искусства республики «вылупились» из этого ядра. Через руководителей (их детей, родственников, работавших когда-то в «Тюльпане», через постановки (даже искореженные временем и ходульностью) и через многое-многое другое.

«Смена государственного строя сто лет назад позволила создать культурную основу для широких социальных слоев, – считает заслуженный художник РФ, скульптор Степан Ботиев. – Культурные институты, созданные в тот период, работают по настоящее время. Это путь, который прошли все народы бывшей империи. Хотя эволюционный процесс в культурах народов уже был запущен, ведь наступил новый век, многие представители кочевого народа получали европейское образование. Преобразованиям в этой сфере способствовала, на мой взгляд, сама природа калмыцкого народа с такими самобытными  танцами и песнями, рассказчиками, чей дар перевоплощения был всегда востребован в массовой ипостаси культуры. Как художники с европейскими именами калмыки были известны – это Федор Калмык, Егоров. То есть была основа для появления в советское время творцов  такого уровня как Рокчинский, Санджиев, Чонкушов. И многим культурным процессам в XX веке помогло развиться массовое профессиональное образование. Конечно, сегодня необходимо культурологическое осмысление всего пройденного пути. Это задача современного поколения».

«С рождением автономии культура получила мощный импульс, под нее был подведен экономический базис, в нее были вовлечены широкие слои населения, – подчеркивает заслуженный деятель искусств России и Калмыкии, художник Валерий Яшкулов. – В этот процесс были изначально заложены и формы древних массовых  зрелищ, таких как уличный театр и, например, мистерия Цам. Конечно, как культура идеологической империи она подвергалась идеологическому давлению и цензуре. Минувший век был эпохой становления идеологического государства, его развития и распада. Культура калмыцкого народа не могла и сейчас не может находиться отдельно от процессов, происходящих в социуме. Она существует в социуме, как часть социума трансформируется вместе с ним, в определенной степени это и есть ее развитие».  

В этом обзорном материале мы не называем имен и не перечисляем ключевые произведения, чтобы четче обозначить народность искусства Калмыкии в тот период. Нельзя не подчеркнуть глубинную интернациональность культуры Калмыкии второй четверти XX века, ведь все специалисты, присланные из столиц для профессиональной помощи в годы становления республики, настолько сливались с народным искусством, что по праву носят имена заслуженных работников культуры Калмыцкой АССР. И этот порыв единой административной единицы – автономии республики – несут потомки нашего многонационального региона. Вне зависимости от национальности и национально-культурной принадлежности коллектива, уж на стороне, за пределами республики, мы обязательно исполним калмыцкий танец (или хотя бы пройдемся мольджуром) чтобы обозначить – мы из Калмыкии. А в застолье поем общие советско-российские песни.

Зоя НАРАНОВА