Максим Менкнасунов: В 2020 году Калмыкия попала в «идеальный шторм», из которого аграриям нужно помочь выбраться

12 ноября состоялась 19-я сессия Народного Хурала (Парламента) РК шестого созыва. В рамках «правительственного часа» министр сельского хозяйства республики Максим Менкнасунов рассказал депутатам о сегодняшней непростой ситуации в сфере АПК региона. В своем выступлении он сделал упор на реализации мероприятий по поддержке сельскохозтоваропроизводителей в условиях почвенной засухи и подготовке хозяйств региона к зимовке. Также министр ответил на вопросы депутатов по этим и другим актуальным темам.

В эксклюзивном интервью «Степным вестям» Максим Пюрвеевич  поделился впечатлениями о прошедшем отчетном мероприятии, ставшем для него дебютным в качестве министра, и рассказал о текущей работе Минсельхоза Калмыкии, сделав акцент на наиболее важных аспектах его деятельности в настоящий момент.

– На мой взгляд, выступление в Народном Хурале прошло успешно, в деловом, конструктивном ключе. До депутатов удалось донести информацию о текущей деятельности министерства в целом и в том числе по вопросу доведения выделенной региону субсидии для пострадавших от засухи районов республики. Это самый главный вопрос, который интересовал парламентариев. Насколько могу судить по их реакции, они поддерживают позицию министерства и руководства региона по данному вопросу.

Ситуация в отрасли очень сложная. Небывалая засуха привела в критическое состояние порядка трех миллионов гектаров земель сельхозназначения, где сосредоточена подавляющая часть КРС, овец и лошадей, в связи с чем в восьми районах республики был введен режим ЧС. К сожалению, надежды на осенние дожди не оправдались, и начавшая с лета подкормка скота за счет зимних запасов привела к значительному увеличению затрат на приобретение дополнительных запасов фуража.

В октябре мы провели анализ по обеспечению подтверждающими документами по затратам хозяйств на приобретение кормов и их транспортировку и выяснили, что у подавляющего большинства наших сельхозтоваропроизводителей таких документов нет. Хозяйства приобретали корма за наличные, с колес в степи, соответственно, в таком случае ни на какую компенсацию затрат они уже не могут рассчитывать. Поэтому Минсельхозом Калмыкии принято решение пойти по другому пути. Буквально вчера правительством республики был принят порядок доведения соответствующих выплат, ранее он был согласован с Минсельхозом России, где вместо компенсации затрат на закупку кормов и их транспортировку предлагается ввести критерий «финансовое обеспечение затрат на приобретение кормов растительных, соломы и зерна на кормовые цели с учетом транспортировки в целях компенсации ущерба», исходя из численности маточного поголовья сельхозживотных у каждого хозяйствующего субъекта.

Что это означает? Мы проведем пересчет поголовья в каждом районе, где был введен режим ЧС, рассчитаем, сколько господдержки придется на 1 условную голову и в зависимости от численности поголовья доведем денежные средства каждому хозяйству с целью его сохранения.  

Мы также постарались максимально упростить процедуру оформления документов. Самым главным из необходимого перечня будет акт пересчета поголовья, а также заявление, справка-расчет на предоставление субсидий, копия справки о наличии банковского счета. И все.

– Речь, так понимаю, идет только об СХО и крестьянско-фермерских хозяйствах. ЛПХ не могут являться получателями средств?

– Все верно. 

– Вы сообщили депутатам о том, что в дополнение к федеральным средствам республиканский минсельхоз изыскал средства в сумме 38,4 млн. рублей для поддержки аграриев. На какие конкретно цели планируется их направить?

– Ввиду особых обстоятельств мы решили перераспределить средства в рамках действующих направлений субсидирования. В частности, взяли с грантовой поддержки – там был остаток около 29 миллионов рублей, плюс немного добавили с других статей. Перебросим эти средства на поддержку животноводства.

Я считаю, 38,4 млн. рублей – тоже неплохая сумма, в итоге общая сумма поддержки составит 600 млн. руб. Тем более, что дополнительные средства, 38,4 млн. рублей, пойдут хозяйствам не только в районы, где был введен режим ЧС, но и в других районах республики. Целевые направления поддержки – откорм скота, товарное производство и тонкорунная шерсть. Их мы планируем довести до получателей до 1 декабря.

В целях информирования потенциальных получателей средств мы откроем «горячую линию», на сайте министерства и в соцсетях разместим упрощенную инфографику, чтобы каждому аграрию было понятно, какие  документы подавать и в какие сроки. Будем плотно работать с районными подразделениями АПК в этом вопросе, постараемся донести информацию до каждого сельхозтоваропроизводителя.

Фактически сейчас в министерстве взят курс на антикризисное управление. Текущий год для отрасли – это как идеальный шторм, то есть все факторы, которые мы могли только представить, обернулись против нас. Начиная с весны, не было осадков, дули суховеи, в мае даже заморозки отмечались, на фоне режима ЧС на рынке установилась низкая цена на реализуемую продукцию – и на живой скот, и на шерсть.

Конечно, засуха у нас не в первый раз произошла, можно сказать, она фиксируется каждые полтора-два года. Но, несмотря на это, у нас, к сожалению, не оказалось ни методики оценки ущерба от засухи, ни четкого алгоритма  действий в таких ситуациях, даже элементарного взаимодействия с районами по обмену информацией. Сейчас эти направления мы значительно улучшили.

За прошедшее время мною выявлены некоторые недочеты, в частности по аналитике, в особенности по взаимодействию с районами республики, предстоит многое отшлифовать. Например, ввели новую форму оперативной отчетности, касающуюся обеспеченности хозяйств кормами. Каждый понедельник до 12 часов к нам поступает информация с мест, мы сверяем с прошлыми данными и судим – дефицит у нас увеличился или уменьшился, когда были приобретены корма, в каком количестве и по какой цене. Также нужно понимать, что Минсельхоз Калмыкии во всех смыслах находится только в столице: несколько лет назад районные отделы АПК у минсельхоза забрали и перевели в муниципалитеты, связь нарушилась. И в таких ситуациях, как сегодняшняя, подчеркну, чрезвычайная, это сказывается, происходит десинхронизация в действиях.

Вся эта «пожарная» работа, на нее сейчас уходит до 80% рабочего времени, должна привести к тому, что мы выработаем управленческие решения, которые позволят быть готовыми к следующей засухе. А бескормица, возможно, будет и в следующем году, ведь мы не знаем, какие погодные условия нас ждут.

В связи с этим нам предстоит перейти к другой модели сельского хозяйства в регионе, постсоветский период слишком затянулся, на мой взгляд. Чтобы улучшить качество жизни сельского населения, а также в меньшей степени зависеть от погодных условий, необходимо перейти от экстенсивных методов хозяйствования к высокорентабельному сельскохозяйственному производству. Нужно делать больший акцент на мелиорации, стойловом откорме скота и особенно на бережном использовании пастбищ, которые в последние годы очень жестко эксплуатируются.

Труд в сельском хозяйстве очень тяжелый, я не понаслышке это знаю, 26 лет видел, как мой отец буквально бился за вверенное ему предприятие.  Нам всем нужно понять, что сельское хозяйство – одна из немногих отраслей экономики республики, где создается добавленная стоимость. Наши потенциальные возможности таковы, что мы в состоянии кормить мясом многие регионы нашей необъятной Родины. Вопрос заключается в том, чтобы научиться создавать конкурентоспособный продукт. В данный момент в товаропроводящей цепочке по производству мясной продукции мы находимся в самом начале, в первом звене, в роли сырьевой базы для других переработчиков, а нужно стремиться создавать продукт более глубокой переработки, создавать деньги на территории нашего региона. Тогда и зарплата в отрасли будет выше, что будет стимулировать внутренний спрос на другую продукцию, в том числе не связанную с сельским хозяйством, ведь в экономике все взаимосвязано. В перспективе мы должны решить главную проблему, а именно с отрицательным оттоком населения из Калмыкии, сделать республику привлекательной для возвращения наших земляков из других регионов страны.

Нужно не забывать, что в условиях сегодняшнего макроэкономического состояния для АПК Калмыкии самый надежный партнер и фактически единственный инвестор, который вкладывает ежегодно более миллиарда рублей, – это государство. Поэтому для нас стратегически важно сохранить за собой тот объем финансирования, который приходит в республику по ведомственным и национальным проектам. А по-хорошему, по многим статьям нам нужно бы прирасти, конечно, потребуется время во всем разобраться и определить точки роста. Но без этого никуда. Это касается таких стратегических направлений, как откорм скота, регулярное орошение, фитомелиорация. Тут вложения требуется увеличить на порядок. Но для начала нужно провести глубокий системный анализ состояния АПК региона и уже с нашими предложениями, новыми проектами начинать разговор об увеличении финансирования.

– В своем выступлении вы отметили, что, в принципе, высоко оцениваете кадры во вверенном вам министерстве и подведомственных структурах. Это действительно так?

– По районным отделам АПК я пока сказать уверенно этого не могу, мне еще предстоит с ними работать. Думаю, по окончании зимовки уже будет понимание, насколько эффективно они функционируют. А вот по министерству могу сказать, что был приятно удивлен уровнем специалистов. Безусловно, есть ценные кадры. Также есть поддержка научного аграрного сообщества.

Также с КалмГУ будем плотно работать, ведь это наша опора в кадровом вопросе, необходимо формировать кадровый резерв отрасли. Я был в университете, осмотрел их новую лабораторию «БиоВет». Если честно, увиденное превысило мои ожидания. Я не думал, что в нашем университете есть такая мощная научно-практическая лаборатория, которая может проводить широкий спектр исследований. С такой базой можно уверенно смотреть в будущее.

– Удалось ли вам за время работы в должности министра выстроить эффективное взаимодействие с главком?

– Да, удалось. Курирующий департамент животноводства и племенного дела оказывает нам всяческое содействие, мы общаемся по несколько раз в день. Директор департамента лично приезжал в Калмыкию во главе экспертной группы, которая нам очень сильно помогла. Без вынесенного ею заключения по итогам инспекционной поездки вопрос стоял бы намного острее. Поэтому еще раз хочу поблагодарить Бутусова Дмитрия Владимировича за всестороннюю поддержку животноводства республики, я знаю, что он любит хоккей, поэтому, как построится у нас ледовый дворец, обязательно его пригласим. 

– Кстати, недавно в соцсетях призывали калмыцких фермеров, без подписи, как водится: дескать, давайте объединяться, требовать от Минсельхоза выплат за понесенный ущерб от засухи, и по-нормальному, а не те копейки, что прислали. Что вы думаете об этих сигналах?

– Я считаю, подобные публикации преследуют лишь одну цель – раскачивание ситуации, вызов протестных настроений в обществе. Используются острые вопросы, которые стоят на повестке дня, это, прежде всего, ковид  и засуха,  с определенной целью – внести раскол в обществе.

– Кто, по-вашему, стоит за этим?

– Я не знаю. Назовем их бенефициарами, так скажем,  нестабильности. Потому что те, кто настроен на созидание, все-таки высказывают конструктивную критику. Они в сугубо нигилистическом духе не высказываются, по моему мнению. Проблемы эффективно решаются в диалоге. Как это было на Народном Хурале. Мы общались, обменивались мнениями, были высказаны действительно дельные предложения. Призываю в таком же ключе работать всех. Как министр и просто гражданин я открыт для диалога, готов встречаться со всеми, кто хочет делать дело, а не просто сотрясать воздух.

Что касается фермеров, могу заявить, что на самом деле сейчас министерством проводится работа в их интересах. Если бы мы пошли по пути выплаты компенсации затрат, то всю сумму, 562 миллиона, попросту не освоили бы. Пришлось бы, наверное, больше половины возвращать. Потому что у наших аграриев документов, подтверждающих затраты, как я уже говорил, нет. Мы запросили информацию из районов, и нам прислали сведения, из которых следует, что в некоторых районах больше, в некоторых меньше, но все вместе только от 15% до 30% понесенных затрат сельхозтоваропроизводителей подтверждаются документально.

Повторюсь, мы стремимся к прозрачности. Когда пересчитаем поголовье, когда субсидии будут доведены, мы тут же всю информацию опубликуем. Пусть люди знают, кто сохранил маточное поголовье и в каком количестве.

– Судя по информации правоохранительных органов, большая доля коррупционных проявлений в республике приходится на деятельность минсельхоза. В основном это происходит при распределении субсидий, когда практикуются откаты, гранты раздаются блатным. Как вы собираетесь бороться с этими явлениями?

– В этом направлении мы тоже будем совершенствовать работу. Планируем каждый порядок распределения тех или иных субсидий пересмотреть к следующему году, обсудить с правоохранительными органами. Привлечем к этой работе общественный совет при Минсельхозе РК и другие институты общественного контроля задействуем. Вместе выработаем единую линию. Нам нужно по максимуму снизить риски коррупционной составляющей.

– Какова ситуация в АО «Племзавод «Улан Хееч»?  С этим предприятием у вас связано много личного – ваш отец Пюрвя Поштаевич Менкнасунов на протяжении 25 лет успешно руководил этим предприятием, а сегодня оно, действительно, переживает не лучшие времена. Есть ли хоть капля истины в том, что пишут про руководство хозяйства, будто сознательно ведущее его к развалу?

– На мой взгляд, нет предпосылок предполагать, что «Улан Хееч» разваливают. Племзавод сейчас тоже в непростом положении, так же, как и в других хозяйствах, там есть свои проблемы.

У меня имеется мнение по этому предприятию, но не как министра. Потому что, как верно вы заметили, присутствует эмоциональная связь с ним. Но это сейчас не обсуждается. Я считаю, что в целом к предприятиям, конкретно к племзаводам Яшкульского района на протяжении нескольких лет и даже более длительного периода, еще во времена директорства моего отца, прослеживается какое-то такое особенное отношение, неправильное. Идет планомерное давление на эти хозяйства, являющиеся флагманами животноводческой отрасли не только Калмыкии, но и России. Они – главное достояние республики и представляют для определенных людей лакомый кусочек.

Я не хочу сейчас никого обвинять. Могу сказать только о сегодняшней ситуации. Со стороны руководства республики я вижу поддержку, когда в последний раз отрасли оказывалось такое внимание? Получение субсидии по засухе – прежде всего заслуга руководства республики. Племенные хозяйства – вот где наше сокровище, и я имею ввиду не только экономику, но и куда более глубокие смыслы, уходящие в историю нашего народа. Наоборот, будем, должны и окажем поддержку нашему племенному животноводству, для этого мы ввели для них двойной коэффициент в доведении субсидий. Безусловно, мы понесем потери после этой тяжелейшей зимы, и наши племхозяйства станут базой для восстановления отрасли. По максимуму сохранить маточное поголовье и, самое главное, племенное ядро, – вот наша цель. В условиях идеального шторма нужно спасать самое ценное.

– И все-таки хотелось бы узнать ваше мнение о менеджменте в «Улан хееч». Вы приветствуете приход руководителей, которые занялись реанимацией предприятия?

– Я регулярно общаюсь с руководством племзавода. Мы буквально вчера общались с директором, он объезжал все точки, проверял, насколько бригады животноводов готовы к зимовке. Все действия руководства хозяйства логичны – это переброска скота, заготовка кормов, оптимизация структуры стада. И если мы сейчас им поможем, у них будет более стабильное финансовое положение.

У всех хозяйств республики дела идут неважно. С лета уже кормят скот в базах, все деньги уходят только на заготовку кормов, которые дорожают не по дням, а по часам. Состояние скота ухудшилось, он стал дешевле стоить на рынке, так как чрезвычайная ситуация давит на цены. Все это негативно отразилось на финансовом состоянии крупных хозяйств. Не нужно забывать, что у них еще и социальная нагрузка большая – они селообразующие, системообразующие.

 Поэтому уверен, что в этих условиях нужно помочь племзаводу «Улан Хееч» выстоять, а не критиковать оголтело, причем анонимно. Считаю так: если действительно думаете о судьбе предприятия, давайте выходите из тени, предлагайте свои идеи, обсуждайте план антикризисных действий с руководством предприятия. Менять коней на переправе неправильно, это усугубит и без того шаткое положение хозяйства. Нужно как минимум пройти зимовку и уже потом, проведя комплексный анализ финансово-хозяйственной деятельности предприятия, делать выводы.

Я верю, что мы пройдем через эту зимовку, в нашей истории мы переживали события куда страшней и трагичней, думаю, наши, заложенные в генах бойцовские качества скажутся. Но хочу повториться, нам нужно менять модель ведения сельского хозяйства в республике.

Фото: Николай БОШЕВ