SONY DSC

Вынужден вас огорчить (порадовать): пандемии коронавирусов не закончатся никогда

Руководитель исследовательской группы «Конструирование Будущего», футуролог, автор ряда фантастических романов и более чем 30 научных публикаций Николай ЮТАНОВ в рамках открытого интервью рассказал о том, как в ближайшие годы – с точки зрения технологий – будут развиваться мир, Россия и общество.

Футурология (от лат. futurum – будущее) – междисциплинарное направление в науке, основывается на данных общественных и естественных наук, ставит целью прогнозирование социальных процессов, будущего человечества и отдельных сфер жизни общества. Зачастую прогнозы футурологов оказываются значительно вернее, чем прогнозы специальных научно-исследовательских групп. Объясняется это, прежде всего, тем, что футурологи более свободны в своих оценках, тогда как спецгруппы зачастую вынуждены соответствовать пожеланиям заказчиков.

– Когда закончится пандемия коронавируса?

– Вынужден вас огорчить: пандемии коронавирусов не закончатся никогда. По той простой причине, что штаммов гриппа насчитывается более двух миллионов, и время от времени они будут активизироваться. Кроме того, не следует забывать, что любая пандемия – прекрасный инструмент по регулированию социума и бизнеса. У административных структур появляется повод отслеживать перемещение граждан. У фармацевтических компаний (в том числе отечественных) – возможность хорошо заработать на вакцинах, ПРЦ-тестах и пр. У ИТ-индустрии – еще один способ увеличить капиталы за счет перевода большого числа людей на «удаленку» и т.д. Я не призываю со всем этим бороться (мы обязаны придерживаться государственной политики в области всеобщей вакцинации и выполнять административные требования), я лишь констатирую факты.

Для любителей конспирологии добавлю: хотите узнать, когда закончится пандемия, – следите за высказываниями Билла Гейтса. А он заявил, что COVID-19 завершится в 2022 году. Это он знает лучше меня.

– Стоит ли нам в ближайшее время ожидать новых угроз в виде эпидемий, глобального потепления, восстания машин, либо чего-то еще?

– Спрогнозировать Апокалипсис – дело не сложное. Но наша задача состоит не в этом, а в том, чтобы понять, как будет меняться мир. Мир меняется категорически, и связано это прежде всего с изменением системы коммуникаций. Появление современных гаджетов привело к радикальному изменению общества, к перепланированию каждой частной жизни, чего мы порой не замечаем. А эта история, между прочим, была описана еще в 60-х годах прошлого века в работах канадского философа Маршалла Маклюэна, который сказал: «Изменив средство коммуникации, ты изменишь цивилизацию».

Следующий шаг – внедрение в мозг человека специального разъема, благодаря которому он сможет выходить в сеть без помощи гаджетов, о чем в своих прекрасных романах в середине 1980-х писал американо-канадский писатель-фантаст Уильям Гибсон. Это еще не состоялось, но мы движемся к цели.

Не менее определенная цель – адаптивность человеческого организма к различным заболеваниям. Тема адаптивного здоровья (не сохранения, не поддержания, а именно возможности организма адаптироваться к любому бактериальному воздействию) в нашей стране продвигалась еще в советское время академиком Н.Н. Моисеевым. Мы никогда не сможем искоренить эпидемии: обязательно на смену одной придет другая – новенькая, или очень старенькая. (Обратите внимание: как только на планете произошла антибиотиковая революция, тут же всплыли ретровирусы, на которые антибиотики не действуют.) Поэтому тема адаптивного здоровья крайне важна. Ее развитие в мире будет серьезно тормозиться, поскольку противоречит интересам очень многих групп. Но она все равно будет развиваться.

– Каких технологических всплесков нам следует ожидать уже в скором времени?

– Прежде всего, резкого всплеска биотехнологического совершенства, модификации человеческого организма. Эти истории сейчас запрещаются и будут запрещаться во многих странах, но прогресс не остановить. Запад довольно долго отказывался от биотехнологического совершенства, и центр данных технологий переместился в Юго-Восточную Азию. Именно там сегодня активно работают над созданием людей с «расширенным зрением», которые могут видеть то, что недоступно обычному человеку, – ультрафиолетовые, инфракрасные лучи. А это уже совершенно другая эстетика, другое восприятие мира. Если эти технологии получат распространение, то мы действительно получим ползучий Апокалипсис, или что-то близкое к нему. Поскольку на деле произойдет расслоение общества на «ретров» (желающих остаться обычными людьми) и «прогов» (поборников прогресса), как рассказано в одном из романов английского писателя Аластера Рейнольдса. В результате возникнут два мира, две системы отношений, две экономические модели, которые начнут между собой конфликтовать. Домыслить можете сами.

– Одной из наиболее актуальных проблем сегодняшнего времени является декарбонизация экономики, уход от традиционной энергетики и развитие зеленых технологий. Почему это происходит?

– На самом деле происходит то, во что вкладываются деньги. Развитие ВИЭ – ни что иное, как утилизация денег, которые выбираются из экономики. Ожидалось, что в рамках развития ВИЭ будет создан эффективный генератор энергии, с высоким КПД, использующий энергию экосистем. Перспективы создания такого генератора сохраняются, однако это дело нельзя было политизировать. Опыт показывает: когда в технологические процессы вмешивается политика, получается смешно. Взять проект по созданию биотоплива. Он не дал ничего, кроме повышения цен на пиво и еду. Ведь часть пахотных земель, на которых выращивалось зерно, во многих странах была отдана под культуры для производства биогаза. В итоге от глупой идеи пришлось отказаться.

В реальном масштабе времени с ВИЭ ничего не получится, пока не будет создана нанотрубка, позволяющая эффективно получать энергию из того же Солнца без использования грязных кремниевых панелей. Работы российскими учеными в этом направлении ведутся уже более десяти лет.

Пока же то, что мы называем «зеленой энергией», таковой не является. ВИЭ, гидро, приливная энергетика не имеют никаких преимуществ перед традиционной энергией. Более того, сильно уступают ей.

Самой зеленой энергетикой мира на сегодняшний день является классическая атомная энергетика. Не термояд, а именно классическая. Вот этим и надо заниматься. И хорошо, что в России этому направлению уделяют достаточно серьезное внимание.

– Как вы относитесь к декарбонизации экономики и задачам многих стран достичь углеродной нейтральности в ближайшие 20-30 лет? Даже Россия и Китай заявили, что планируют к 2060 году выйти на углеродный ноль.

– Все разговоры про декарбонизацию мне напоминают знаменитый роман писателя-фантаста Александра Беляева «Продавец воздуха». Любая карбоновая история – это ничто иное, как продажа воздуха. Торговля квотами (в рамках Парижского соглашения – Л.Ю.) – это «воздух», ничто за деньги. Декарбонизация – виртуальная вещь, это чисто политическая история. Но насколько она блистательна! Не удивлюсь, если она закончится также неожиданно, как и началась. Примеров в нашей недавней истории достаточно.

С другой стороны, кто-нибудь подумал о том, что если мы уменьшим количество углекислого газа на земле, то позволим беспрепятственно размножаться всевозможным насекомым? Существующая концентрация углекислого газа препятствует этому, а станет меньше СО2, препятствий не будет. И это – лишь одно из многочисленных неприятных изменений.

Впрочем, суть не в декарбонизации. А в том, что в мире накопилось огромное количество различных соглашений, частью которых некоторые амбициозные лица хотели бы управлять. Введите карбоновый налог – и в рамках того же ВТО вы сократите ввоз товаров из других стран, поддержав тем самым своих производителей.

Но главная битва заключается в том, чтобы убрать с рынка ископаемое топливо, которым богата Россия. В этом особенно заинтересована группа развитых стран, где этого топлива нет (например, ЕС). Так пусть и в России его не будет! История глупая, но она есть. Правда, не всегда приводит к желаемому результату. Карбоновый налог ЕС ввел, при этом цены на русский газ взлетели, а экспорт угля из России вырос. Потому что зима, топить нечем, электростанции без карбонового топлива не запустишь.

Реальная экологическая наука в сочетании с палеонтологическими исследованиями наглядно показывает, что в истории развития планеты Земля были периоды резкого повышения доли углекислого газа в атмосфере, хотя никакой развитой промышленности не было. Были также резкие повышения кислорода – и ничего. Были локальные климатические минимумы и максимумы, и это вполне естественно.

– Давайте еще немного о будущем. Чего нам ожидать в ближайшие годы?

– В ближайшие годы начнется массовое освоение околоземного пространства, включая Луну. Будут строиться околоземные города, промышленные зоны, где можно получать то, что невозможно получить на Земле (сверхчистые металлы, гелий-4, например). Туда же будет перенесена разработка новых биотехнологий и пр. (В начале 2000-х мне довелось участвовать в Королёвских чтениях, где знаменитый конструктор, соратник С.А. Королёва Б.Е. Черток продемонстрировал проект околоземного российского промышленного комплекса – Л.Ю.)

В связи с этим ускорятся работы по расширению и усилению у человека органов чувств, позволяющих в космосе чувствовать запах, прикосновения, шумы. Будет продолжена работа, чтобы человеку для нахождения в Космосе достаточно было одной масочки на носу – и никаких скафандров. Лишь тогда можно будет думать о полетах на дальние планеты. При этом надо понимать, что дальние космические полеты будут иметь сильнейшую политическую окраску.

– Каким будет 2022 год?

– Этот год большей частью уже расписан, поэтому нет смысла говорить, каким он будет. Мы знаем, чего он него ждать и куда вложены деньги. Могу сказать лишь о том, чего хотелось бы получить в этом году. А хотелось бы, прежде всего, хорошую сетевую связь, без которой невозможна новая коммуникация, а значит, новый цивилизационный шаг.

Хочется биологического прорыва в области адаптивного здоровья или хотя бы почина в этом направлении.

Хочется, чтобы начал уже строиться реальный орбитальный город, который давно уже формируется Россией.

Нас ждет виток новых цивилизационных изменений, которые в конечном счете могут привести к тому уровню, когда человека начнут ценить не за достижения, не за талант, а только за факт, что он существует.

Фото: сайт «Время Арктики»