Предлагаем вниманию читателей новую рубрику, посвященную знаменательной дате в истории калмыцкого народа – 60-летию восстановления национальной автономии. В ней мы будем публиковать материалы в разных жанрах, объеденные темой депортации калмыцкого народа и возвращения его из сталинской ссылки.

Сегодняшняя публикация – дебют нашей юной коллеги — студентки 2-го курса направления «журналистика» Калмыцкого государственного университета им. Б. Б. Городовикова Златы Ситчихиной.

 Тяжесть мук моих, когда надолго
Разлучен был с тобой судьбой,
Превратилась в легкую радугу,
Только встретился вновь с тобой.

Д. Кугультинов «Завещание»

В истории любого народа есть страницы, которые хочется забыть и не вспоминать. И не потому, что жизнь в настоящем, а потому что слишком тяжело и страшно вспоминать. 73 года назад в истории калмыцкого народа произошла трагедия под названием «депортация».

27 декабря 1943 года был принят указ верховного руководства СССР, который на долгие годы (тогда казалось навсегда) определил судьбу целого народа.  «Учитывая, что в период оккупации немецко-фашистскими захватчиками на территории Калмыцкой АССР многие калмыки изменили Родине, вступали в организованные немцами воинские отряды для борьбы против Красной Армии, предавали немцам честных советских граждан, захватывали и передавали немцам эвакуированный из Ростовской области и Украины колхозный скот, а после изгнания Красной Армией оккупантов организовывали банды и активно противодействуют органам Советской власти по восстановлению разрушенного немцами хозяйства, совершают бандитские налеты на колхозы и терроризируют окружающее население, Президиум Верховного Совета СССР постановляет: всех калмыков, проживающих на территории Калмыцкой АССР, переселить в другие районы СССР, а Калмыцкую АССР ликвидировать …»

Конечно, это было неправдой. Не мог весь калмыцкий народ оказаться предателем. Напротив, десятки тысяч его сынов и дочерей храбро сражались на фронтах Великой Отечественной войны, геройски погибая со словами «За Родину! За Сталина!», и не менее самоотверженно трудились в тылу. Были лишь единичные случаи проявления малодушия и перехода на сторону фашистских оккупантов, как и у других народов страны, на территорию проживания которых ступила нога врага. Но под этим предлогом сталинское руководство решило для пущей острастки показательно наказать калмыцкий, а также карачаевский, балкарский, ингушский, чеченский и другие народы, представители которых были уличены в государственной измене. С ярлыком «враги народа» они были лишены гражданских прав и депортированы в восточные и северные районы страны.

В Калмыкии нет такой семьи, которую бы обошло горе депортации. В душе нескольких поколений она отзывалась болью. Болью, которую не способны заглушить ни  время, ни лекарства.

Что сегодня думает о том времени молодое поколение? Что для них возвращение их предков из ссылки в далеких от сегодняшнего дня 1956-1957 годах? И действительно ли калмыки вернулись? Вернулись не в смысле – возвратились в родные места, а в смысле – сумели, не смотря ни на что, сохранить свою культуру и не остаться в этом страшном 13-летнем изгнании.

Любовь Цебекова , 17 лет, студентка 1 курса КалмГУ:

28 декабря… Эта страшная дата запомнится калмыкам надолго. Да и разве можно забыть, как, не щадя стариков и детей, насильно увозили их далеко и надолго? Эта трагедия коснулась и моей семьи. Депортированы были родители моего отца — мои ээжа и аава.

Калмыки — стойкий, мужественный и сильный народ. Даже в невыносимых условиях ссылки, морального и физического гнета они не теряли надежды на восстановление справедливости. И дождались счастливого дня возвращения на родину.

Вернувшись домой, фактически на голое место, как и в Сибири, калмыки не опустили руки, наоборот, приложили все возможные усилия для возрождения своей республики, своей родины. Они не утратили своей культуры, самоидентичности. Правда, в силу многолетней изоляции друг от друга, от своих семей и своих корней многие калмыки перестали говорить на родном языке. И это невольно сказывается на современном состоянии калмыцкого языка. Меня как ценителя калмыцкой истории и культуры очень  беспокоит этот факт.

Салават Джамбинов,  24 года, медработник Республиканской больницы им. П. П. Жемчуева:

В моей семье, так же как и во всех семьях Калмыкии, было депортировано старшее поколение. Вместе с родителями были вывезены и дети. Вынужденные расти в другой культурной среде, они учились жить по-новому, постепенно забывая свою культуру и традиции. Несомненно, депортация губительно сказалась на судьбе нашей нации.

Но я знаю, что сегодня многие мои сверстники проявляют интерес к историческому прошлому калмыков, с охотой изучают дома по словарям и на различных курсах калмыцкий язык, а также разучивают калмыцкие песни и танцы. Можно сказать, все калмыцкое постепенно входит в моду. Это дает нам надежду на возрождение нашей нации.

Антон Цеденов, 24 года, студент 1 курса магистратуры КалмГУ:

История помнит много различных геноцидов. И нигде народ не потерял свою идентичность, а наоборот, эти трагические события заставляют его потомков еще больше хранить свою культуру. И калмыки не стали исключением. Поэтому я уверен, что мы вернулись.

Другое дело, что современной молодежи необходимо не забывать и чтить свое старшее поколение, которое смогло пережить те страшные времена. Ведь, как справедливо сказал Михаил Ломоносов, «народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего».

Молодое поколение калмыков — люди, для которых родным языком, является, как бы грустно это ни звучало, все-таки русский. Хотя они и видят проблему угасания калмыцкого языка, они не могут её решить. Отчасти потому, что каждый ждет первый шаг от своего соседа. И пока длится этот процесс ожидания, ничего не изменится.

Поэтому от лица молодежи призываю: давайте каждый начнем с себя! Всеми силами будем стремиться изучать свою историю, фольклор, культуру в целом, религиозные традиции, в том числе. И все это постараться донести до наших потомков.  

 

 

Злата Ситчихина,

студентка 2 курса КалмГУ направления «журналистика»

Фото: Национальный архив Калмыкии