Есть люди, которые до боли души понимают необходимость глубинного изучения и сохранения духовного наследия своего народа, без которого невозможно развитие современной культуры и всех видов искусства, и своим посильным трудом, «умственной восприимчивостью» (по Д.С. Лихачеву) и творчеством влияют на этот важный для нашего общества процесс возрождения и обретения духовности. К таким людям относится Андрей Васильевич Бадмаев, заслуженный деятель науки Республики Калмыкия, почетный работник высшего образования Российской Федерации.

А.В. Бадмаев  родился 2 марта 1939 года в х. Попов Тормосиновского района Волгоградской области и принадлежал к поколению, которое в детском возрасте вместе со своими родителями по национальному признаку было подвергнуто геноциду и выслано в восточные районы СССР. Их семья попала в Алтайский край, Косихинский район, свеклосовхоз «Косихинский».  Здесь прошли его полуголодное детство и юность, где в условиях ссылки, с малолетства, приходилось доказывать окружающим, что ты не хуже других. И Андра, так называли его близкие, всегда был лучшим – в учебе и спорте, в общественной жизни школы, а позже и в институте, и в армии.

После окончания средней школы, вернувшись вместе с семьей на родину, в 1957 году А.В. Бадмаев поступил на калмыцкое отделение Ставропольского пединститута. После успешного завершения учебы в 1962 году он стал аспирантом  Института народов Азии АН СССР. С 1963 по 1965 годы служил в рядах Советской Армии. В 1967 году, после службы и завершения учебы в аспирантуре, А.В. Бадмаев возвращается в Калмыкию и начинает свою трудовую деятельность научным сотрудником в Калмыцком НИИЯЛИ (КалмНЦ), обретая опыт, становится старшим научным сотрудником, зав. сектором литературы. В 1976 году он переводится на преподавательскую работу в Калмыцкий госуниверситет, где работает доцентом, зав. кафедрой калмыцкой литературы и продолжает заниматься научными исследованиями. Следует отметить, что работа А.В. Бадмаева в КНИИЯЛИ (КалмНЦ) была весьма плодотворной.

Пятидесятые-шестидесятые годы прошлого века были для отечественной науки непростым временем. Несмотря на сильнейшее идеологическое давление на гуманитариев для некоторых отраслей знаний именно этот период был самым плодотворным, почти «классическим», а созданные тогда труды до сих пор продолжают удивлять своей глубиной, широтой подходов и оригинальностью. Поколение научной молодежи республики, пришедшее в науку после возвращения калмыков из сибирской ссылки, взяло у своих московских учителей  все лучшее, накопленное за предыдущие десятилетия. Оно сумело сохранить и развить выдвинутые учителями идеи, поставило и решило целый комплекс вопросов калмыковедения. К этой плеяде ученых принадлежит А.В. Бадмаев и многие его коллеги. Среди них Б.Б. Оконов, А.Г. Митиров, Р.А. Джамбинова, Э.Ч. Бардаев, П.Ц. Биткеев, Н.Ц. Биткеев, А.Л. Каляев, Э.Б. Овалов, Н.Н. Убушаев, Г.О. Авляев, М.У. Монраев, Н.Б. Сангаджиева и другие. Стоит отметить, что по направлению Совета Министров КАССР большинство из них прошло обучение в лучших академических центрах страны.

Вернувшись с учебы в столице, энергичный и деятельный А. Бадмаев, увлеченный изучением старокалмыцких памятников средневековья или, как тогда говорили, дооктябрьским периодом литературы,  стал целеустремленно инициировать проведение конференции, посвященной 320-летию национальной письменности (Ясного письма). В четвертом выпуске «Ученых записок» КНИИФЭ за 1967 год выходит его статья «Лыткин как калмыковед. К истории калмыцкой письменности». В своей публикации автор отмечает, что первым, кто открыл в российской литературе выдающуюся роль Зая-Пандиты по созданию письменности для ойрат-калмыков, был выдающийся русский востоковед, академик Юрий Лыткин – будучи студентом Санкт-Петербургского университета, в 1858 году он  представил Санкт-Петербургскому университету свое сочинение «Исторический очерк знаменитого в буддийской иерархии ламы Зая-Пандиты, с показанием его влияния на распространение буддизма между ойратами и ученых его заслуг для  калмыцкой литературы». Сочинение получило высокую оценку ученого совета и было удостоено золотой медали.

Впоследствии Ю. Лыткин, один из лучших знатоков истории ойрат-калмыков, писал: «Введение буддийского учения между монгольскими племенами представляет одно из любопытнейших явлений: это учение изменило суровую жизнь их, буйность нрава, кровавые жертвы шаманства, оторвав монгольские племена от материализма и безвыходности, в которую погрузило их уже ветхое шаманство. Создало литературу – признак народной образованности. Монгольские и ойратские юноши с жаром принимали учение и, возвратившись на родину, знакомили с ним своих земляков». Огторгуйин Далай Зая-Пандита, создатель «Тодо бичиг» (Ясное письмо), подарил своим соплеменникам возможность читать и писать на родном языке.

Инициатива молодого ученого по проведению научного форума была поддержана, и  5-6 сентября 1968 года в Элисте прошла научная конференция, посвященная 320-летию старокалмыцкой письменности. В ее работе принимали участие ученые Москвы, Элисты, МНР. Всего на научной сессии было представлено 14 докладов крупных ученых и начинающих молодых исследователей. В своем докладе выдающийся ученый-востоковед, профессор Б.К. Пашков, обратил внимание на исследование А. Бадмаева по средневековым памятникам калмыков и рекомендовал ему продолжать разработку своей творческой темы. Наказ Учителя был воспринят молодым ученым как руководство к действию и стал важной частью всей его жизни.

В конце 1969 года А.В. Бадмаев защитил кандидатскую диссертацию по теме «Ранние памятники ойратско-калмыцкой литературы (ХVII-ХVIII вв.)» в Институте востоковедения АН СССР. Так Андрей Васильевич стал одним из первопроходцев в изучении письменных памятников калмыков. В том же  году  молодым ученым был составлен и издан сборник «Калмыцкие историко-литературные памятники в русском переводе», являющийся уникальным пособием для изучающих памятники старомонгольской и калмыцкой литературы. Затем выходят его работы «Роль Зая-Пандиты в духовной культуре калмыцкого народа», «Биография Зая-Пандиты. Списки калмыцких рукописей», «Калмыцкие историко-литературные памятники в русском переводе» и др.

Андрей Васильевич обладал редким качеством так вживаться в культуру прошлого, как будто бы он сам был участником ушедших событий. Ученый видел живую связь прошлого с настоящим и настоящего с прошлым. Перу исследователя принадлежит свыше 100 научных публикаций, которые востребованы и изучаются не только в масштабах России, но и за рубежом, прежде всего в Монголии и Китае.

Народный поэт Калмыкии Давид Кугультинов высоко ценил научную деятельность А. В. Бадмаева, а о работе ученого «Сарин герл», вышедшей в свет в 1991 году, сказал: «Она – не только для нас, современников, предназначена, но потомки наши по его работе будут оценивать нас. Книга подтверждает существование вечности. Без такой книги нам было бы трудно говорить о былой просвещенности калмыцкого народа».  Слова, сказанные нашим народным поэтом о выдающемся вкладе А.В. Бадмаева в сокровищницу духовной культуры калмыков, по-прежнему актуальны. Уже сегодня ясно, что творческое наследие Андрея Васильевича Бадмаева еще долго будет служить познанию прошлого, стимулировать развитие исследовательской мысли, являться образцовым примером изучения сложнейших проблем истории калмыцкого народа и других народов Центральноазиатского региона.

…Год назад печальная весть о кончине Андрея Васильевича Бадмаева болью и горечью отозвалась в наших сердцах, в сердцах всех, кто знал его, кто учился у него, кому он был Учителем, Другом, Товарищем. Помнится, за год до своего ухода из жизни, уже очень больной, он пришел, чтобы почтить память своего коллеги В.П. Санчирова, с которым связывали его многие годы дружбы и сотрудничества. Чувство долга было присуще ему.

Горько осознавать, что вместе с этим поколением калмыцкой интеллигенции уходит целая эпоха хорошо образованных, высококвалифицированных специалистов, посвятивших всю свою жизнь отечественной науке, служению своему народу. Вместе с ними уходит огромный уникальный пласт калмыцкой культуры, ничем невосполнимый и ничем незаменимый.

Жизненное кредо – фундаментальный подход ко всему, чем бы он ни занимался, – сделало Андрея Васильевича Бадмаева Мастером. Он был мастером литературного перевода со старокалмыцкого и монгольского языков, редким знатоком калмыцкого языка, судьба которого всегда волновала его и сохранению которого он отдал немало сил. Ученый был великолепным редактором, тонко чувствующим слово. Благодаря усилиям Андрея Васильевича изучается старокалмыцкое письмо, при его поддержке проводились конкурсы по каллиграфии на нем. Более полувека длилось служение ученого науке и воспитанию молодежи.  Об этих и других заслугах перед мировым монголоведением писали коллеги, друзья из разных регионов нашей страны и зарубежья, узнав о его уходе из жизни. Все они искренне сожалели о том, что жизнь Мастера оборвалась, по современным меркам, столь рано.

Глубоко символично, что в середине ноября 2019 года в Элисту, на международную научную конференцию, посвященную 370-летию национальной письменности и 420-летию со дня рождения Зая-Пандиты, съехалось большое количество ученых из разных стран и России, представляющих монголоведную науку (см. основное фото – СВ.) Андрей Васильевич участвовал в ней, приветствовал гостей. Надо было видеть, сколько радости было в его глазах от встречи с коллегами и сколько искреннего уважения, почитания выражали ему гости, знавшие ученого в основном по его трудам и теперь имевшие счастливую возможность познакомиться и поговорить с патриархом калмыцкой науки. И вновь звучало на разных языках «Багш Андра». Так позволял Андрей Васильевич называть себя только близким людям. Они и были близкими ему людьми. Эта конференция была последней в его жизни.

Андрей Васильевич был счастливым человеком. Вместе с супругой Валентиной Лиджиевной они вырастили и воспитали достойных сыновей, взрастили внуков. Жизнь Мастера продолжается в них, а также в его многочисленных учениках и последователях, в его трудах.

Нина ОЧИРОВА,
кандидат политических наук, ведущий научный сотрудник Южного научного центра РАН, заслуженный деятель науки Республики Калмыкия

Фото: из архивов Н. Очировой, «Степных вестей», «Калмыкии Сегодня»