После небольшой передышки коронавирус вновь пошел в атаку. С новой силой он отправился в очередное шествие по миру. Каждый день оперативные сводки сообщают о количестве заболевших, о находящихся на лечении в госпиталях, и, к сожалению, о смертях. Не стала исключением и Калмыкия. Закрывшиеся было госпитали стали вновь открываться и принимать новых пациентов.

И хоть наплыв больных такой, что медики вновь работают на исходе сил и возможностей, что порой не хватает технических и человеческих ресурсов, а злые соцсети кричат о недостатках, здравоохранение республики продолжать полноценно функционировать и оказывать жителям своевременную квалифицированную помощь. Об этом наш разговор с главным врачом республиканской больницы им. П. Жемчуева Очиром Бадма-Горяевым.

— Очир Владимирович, вы управленец с многолетним опытом, несколько лет руководите самым большим медицинским учреждением республики. Вам, как говорится, изнутри видно, что творится в отрасли. Буквально на днях в адрес руководства республики, минздрава прозвучали нелицеприятные высказывания о том, что здравоохранение республики не развивается и никто вопросами отрасли у нас не занимается. Так ли это?

— Не согласен с таким высказыванием. Знаю, какие претензии предъявляли главе республики на открытии детской поликлиники в Элисте. Касаемо белья, которое висит во дворе ресбольницы. Да, это есть, и здесь, в специально отведенном месте, сушатся противочумные костюмы. Они нужны нашим бригадам, которые заходят на смены в красные зоны. Белье должно быть чистым и сухим, и нам нужно, чтобы оно быстро сохло. Чтобы, повторюсь, своевременно заходить на смену в красную зону. Ничего необычного в этом нет. Мы вправе вести свою хозяйственную деятельность, и делаем это, заметьте, на территории больницы. И да, у нас висит белье как во время войны, как кто-то сказал. А мы и на самом деле сейчас как на войне – только против вируса. А на войне все средства хороши. Ковидную войну мы должны не просто выстоять, мы должны ее выиграть. И использовать в ней все силы, средства, методы, резервы.

Почему-то видят белье, но не видят какой чистый, ухоженный двор больницы, с подстриженной травой, хорошими указателями. Изменения налицо. Есть люди, которых даже хорошее раздражает. Я на такие вещи внимания не обращаю, и мы будем продолжать двигаться вперед.

— Есть ли у вас как у главврача вопросы по финансированию больницы? Понятно, что нужно новое многомиллионное оборудование, замена которого производится не в один момент. Речь сейчас о самом необходимом.

— Помимо денег ФОМСа, деньги выделяет республиканский бюджет, в том числе на приобретение лекарственных препаратов. Правда, с последними есть некоторая напряженность. Знаю, что некоторые пациенты, их родственники жалуются на нехватку лекарств для лечения ковидом в госпиталях. Якобы медперсонал просит приобретать их за свой счет. Тогда как эти препараты должны предоставлять совершенно бесплатно, тем более в условиях стационара.

Да, ситуация такая есть. Но возникла она не из-за недофинансирования больницы. На складах поставщиков нет лекарственных препаратов, которые необходимы для лечения ковид-пациентов. Поставщики перед нами просто разводят руками. Мы испытываем фармацевтический голод. А львиная доля лекарств для ковида уходит в центр – Москву, Санкт-Петербург и другие крупные города. То есть деньги есть, а купить не можем. И такое положение, как у нас, во многих регионах. Поэтому и пишут в наших соцсетях, что лучше лечиться в столице и других городах. Ведь у них такие возможности есть, в отличие от нас. А куда деваться? Лечить людей нужно – вот и просим родственников находить лекарства. Но в случае с дорогостоящими препаратами я призываю всех обращаться ко мне, в администрацию больницы, мы сделаем все возможное.

Конечно, нас совершенно не устраивает такое положение дел. Аптечное управление, минздрав постоянно выходят на поставщиков. Совместными усилиями ищем альтернативные компании, которые помогут решить вопрос. Всеми силами стараемся добывать лекарства для тяжелых больных.

— Вот еще пишут в соцсетях: «В ресбольнице только один КТ-аппарат. Длительность ожидания на исследование превосходит все нормы, по 6-7 часов».

— Дело в том, что две недели аппарат КТ не работал, вышла из строя плата, потребовался серьезный ремонт. Кроме того, с началом пандемии на него легла колоссальная нагрузка. А ведь этот аппарат находится у нас в эксплуатации с 2012 года. Правда, достаточно интенсивно его стали использовать только в прошлом году, когда началась пандемия. Только за 2020-й мы провели 70 тысяч исследований. А за первые шесть месяцев текущего – 15 тысяч. При таком режиме работы любая техника выйдет из строя.

А пока наш аппарат был в ремонте, скопилось огромное количество больных. Отсюда и большие очереди, и долгое ожидание. Каждый день было около 180 обращений по этому поводу. Но сейчас уже нагрузка заметно снижается. Пациентов не так много, и все они своевременно проходят процедуру.

К сожалению, люди до сих пор считают КТ панацеей от коронавируса. Идут на него, как говорится, когда надо и когда не надо. А ведь это серьезная процедура, которую нужно делать исключительно по показаниям.

У нас есть еще один аппарат КТ – в городской поликлинике. Где на нем работают мои специалисты. Но все почему-то хотят идти в больницу. Наверное, я понимаю этих людей: ресбольница – головное медицинское учреждение, где могут реально оказать все виды помощи, делают это качественно и профессионально. Но в республике, к сожалению, одно-единственное. И маршрутизация устроена таким образом, что и все ЦРБ больных везут к нам на КТ-исследование. Это тоже одна из причин длинных очередей. Но наши специалисты стараются максимально помочь всем. Среди пациентов очень разные люди попадаются: одни спокойно и с пониманием относятся к нынешней ситуации, другие же истерят и выливают все в интернет.

Ресбольница, несмотря на то, что есть госпитали в районах и на базе инфекционной больнице Элисты, сейчас переполнена больными с ковидом. На 150 койках лежат 170 человек, некоторые – в коридорах. И умирают, к сожалению. Еще 100 ковидных коек в госпитале в Верхнем Яшкуле. Таким образом сейчас у нас всего 650 коек. Но по показателям, смертность в Калмыкии одна из самых низких по стране.

Мы всего лишь многопрофильное учреждение. Но уже второй год в бою с вирусом. Коллектив, несмотря на хроническую усталость и иногда непонимание со стороны населения, обиды, неприятные обвинения и высказывания, особенно когда происходят летальные исходы, держит оборону, стоит на страже здоровья населения, честно, добросовестно и стойко выполняют свой долг. Хочу поблагодарить всех своих коллег. Такими кадрами можно только гордиться.

И в таких условиях первого июня мы возобновили плановую госпитализацию. Людям приходится работать и в красной зоне, и в чистой. Отмыли хирургический корпус, где был ковидный госпиталь на 50 мест. Провели там капремонт и начали проводить плановые операции. Почему? Потому что знаем, как они нужны жителям республики, ведь от них зависят их жизни и здоровье. Сейчас мы проводим все виды операций – по хирургии, урологии, гинекологии, травматологии и др. В том числе оказываем высокотехнологичную медицинскую помощь, внедряем современные технологии в нашу региональную медицину. Проводим операции по сосудистой хирургии, нейрохирургии и другим. Очень много обращений к нам по этим профилям. Кроме того, есть люди с серьезными заболеваниями, которым каждые полгода требуется профилактическое лечение. Словом, теперь мы выполняем весь объем медицинской помощи.

А скоро планируем открыть на базе больницы пять-шесть кафедр. Есть договоренность об этом с Астраханским медуниверситетом. Будем на месте обучать ординаторов, будущих врачей. Я считаю, все это говорит о том, что уровень и республиканской больницы, и здравоохранения Калмыкии в целом достаточно высокий. И в этом мы не уступаем соседним регионам, имеющим крупные медицинские центры, вузы и огромный потенциал.

И у нас есть потенциал, есть желание, силы и средства двигаться вперед, развиваться, несмотря ни на что.