Калмыкия делает первые, но уверенные шаги в сторону развития своей нефтегазодобывающей промышленности. Спустя несколько десятилетий на территории республики, наконец, возобновили масштабные геологоразведочные работы.

Если быть точнее: летом 2020-го начались комплексные геолого-геофизические работы на Хаптагайском участке. Главной их целью стали дооценка территории, прогноз ресурсов нефти, газа, выявление и подготовка перспективных объектов, определение места для параметрического бурения и повышение инвестиционной привлекательности территории.

«Работы на Хаптагайском участке – лишь первый шаг длинного пути. Сейчас мы совместно с Роснедрами и ВНИГНИ ведем работу по постановке еще двух таких же масштабных объектов на следующий год на территории республики. Также планируем исследовать подсолевой комплекс – там, где в свое время работала компания «Shell», и надсолевой комплекс – в южных районах республики», – поделился подробностями со «Степными вестями» министр природных ресурсов и окружающей среды Калмыкии Очир Джамбинов.

Напомним, ранее Хаптагайский участок площадью 8 тыс. км² вошел в перечень новых объектов геологоразведочных работ за счет федеральных средств. Все электро- и сейсморазведочные работы завершили в этом январе. Сейчас идет обработка и интерпретация полученных данных, окончательные итоги которых ждем в конце 2022 года. Но уже сейчас специалисты считают, что республика может стать крупным нефтегазовым регионом России.

В этом более чем уверен управляющий директор Нижне-Волжского научно-исследовательского института геологии и геофизики, кандидат геолого-минералогических наук Олег Меркулов. В беседе с нашим изданием он поделился: «Калмыкией наш институт занимается давно. Здесь мы работаем порядка 60 лет. И могу сразу сказать, что регион относится к высокоперспективным для развития нефтегазовой промышленности. Его ресурсный потенциал составляет порядка 1,5 млрд. тонн условного топлива. Кроме того, республика находится в европейской части страны, где есть необходимая инфраструктура – нефтегазоперерабатывающие заводы, транспортные коридоры и т.д.».

«Несмотря на то, что месторождения нефти и газа в Калмыкии разрабатывают много лет, республику нельзя отнести к так называемым старым нефтегазодобывающим регионам. Республика расположена в пределах двух нефтегазоносных провинций, Прикаспийской и Северо-Кавказской, при этом ее территория исследована геолого-геофизическими методами крайне неоднородно. Наименее изученным является прикаспийский сектор. А тот факт, что в республике практически не велось глубокое параметрическое бурение, отрицательно сказывается на привлечении недропользователей в этот, на мой взгляд, перспективный регион», – рассказал «РГ Юг» доктор геолого-минералогических наук, первый заместитель гендиректора — руководитель производственного блока холдинга Росгеология Александр Афанасенков.

Сейчас в почти 50 месторождениях нефти и газа, расположенных на территории республики, суммарные запасы углеводородного сырья составляют около 110 млн тонн условного топлива. При этом запасы открытых месторождений сейчас в среднем выработаны всего на 26%: в 2020 году добыто лишь 80 тыс. тонн нефти и 47 млн кубометров газа, приводит данные ученый.  

Общие начальные суммарные извлекаемые ресурсы углеводородного сырья, по его словам, по состоянию на 2017 год в регионе оценивались в 1472 миллиона тонн условного топлива. «Это высокий показатель, – уточнил Афанасенков. – В республике имеются подготовленные к глубокому поисково-оценочному бурению крупные перспективные объекты. Например, запасы свободного газа Буратинской структуры составляют более 600 млрд. кубометров. При этом более 90% начальных суммарных ресурсов, или 1334 млн тонн условного топлива, приходится на прикаспийскую провинцию». На сегодня в Калмыкии разведано лишь около 8% запасов углеводородов.

Афанасенков считает, что нужно разработать специальную программу геологоразведочных работ. За счет федерального бюджета выполнить регионально-зональные сейсморазведочные работы, которые позволят наметить перспективные зоны и локальные объекты. Провести глубокое параметрическое бурение на перспективных подсолевых горизонтах для уточнения геологического строения малоизученных локаций. Все это в итоге, убежден он, позволит нарастить ресурсную базу углеводородного сырья республики, снизить риск при проведении поисково-оценочных работ и финансовые затраты недропользователей.

О том, что в Калмыкии много нефти, в Советском Союзе знали еще в первой половине прошлого столетия. Родоначальник нефтяной промышленности СССР Николай Байбаков не раз обращался к руководству страны с настойчивой просьбой начать освоение недр на территории республики, писала в сентябре 2005 года Людмила Юдина (псевдоним Марина Мухтарова), ныне работающая в «Степных вестях», специально для новорожденной газеты «Парламентский вестник Калмыкии».

Однако Политбюро ЦК КПСС тогда остановило свой выбор на Закавказье, так как на шельфе Каспия в Азербайджане полным ходом шла добыча углеводородов, которую вели крупные зарубежные компании. Калмыкия же осталась за бортом, тем более что территория отличалась еще и глубоко залегающей «тяжелой» нефтью, требующей особой технологии добычи и транспортировки. И республика, к сожалению, попала в стратегический резерв.

О недостаточном внимании к региону как со стороны государства, так и со стороны частных компаний упоминает и Александр Афанасенков. Он связывает это с тем, что в 1970-1980 годы в Астраханской области и соседних территориях Казахстана были открыты гигантские месторождения нефти и газа. На их освоение затратили огромные финансовые ресурсы и производственные мощности. В такой ситуации о перспективных участках Калмыкии забыли на несколько десятилетий.  

Между тем в конце 1990-х годов «Калмгеолком» провел работу с привлечением специалистов «ВНИИгеосистем» по количественной оценке ресурсной базы республики, вспоминает ведущий инженер Северо-Кавказского участка Апрелевского филиала ВНИГНИ, кандидат геолого-минералогических наук, член-корреспондент РАЕН и МАНЭБ Андрей Бембеев.
 

В результате использования специальных методик получили следующие данные: общие начальные суммарные ресурсы углеводородов составляют 19,842 млрд. тонн. При этом большая их часть, 14,243 млрд., залегает в калмыцкой части Прикаспийской нефтегазоносной провинции. Остальное – по кряжу Карпинского и северному борту Восточно-Манычского прогиба.

Бембеев также уточнил, что с того времени другие работы по переоценке ресурсов углеводородов в республике не проводили. «Эти цифры показывают высочайшую перспективность нашей территории. Тут я полностью солидарен с уважаемым доктором Афанасенковым. И задачу надо начинать решать именно с этапа региональных исследований. Однозначно – с научным обоснованием проведения всех направлений геологоразведки и обязательной проверкой ряда крупных структур параметрическим бурением», – заключил наш собеседник.
 

К слову, важные шаги, направленные на развитие нефтегазодобывающей отрасли на территории Калмыкии, в том числе рынка нефтегазосервисных услуг, уже сделаны. 9 сентября Глава Калмыкии Бату Хасиков и генеральный директор ООО «Газпром недра» Всеволод Черепанов подписали соглашение о взаимодействии и сотрудничестве. Благодаря этому уже сейчас можно уверенно сказать, что совместная работа поможет в геологическом изучении недр, развитии нефтегазодобывающей отрасли республики и, что очень важно, – в создании в регионе новых высокооплачиваемых рабочих мест, подчеркнул Б. Хасиков.

Пока же нефтяная отрасль Калмыкии переживает, наверное, самые худшие времена в своей истории. В мае «Степные вести» писали о том, что единственная нефтедобывающая компания республики, «Калмнефть» (ныне ООО «ЕвроСибОйл»), с середины 2000-х годов оказывалась в руках то одних, то других нечистоплотных заезжих арендаторов. Которым не было никакого дела до развития компании, они преследовали одну цель – набить свою мошну.

За два года руководство Калмыкии предприняло целый ряд мер по восстановлению законного порядка на предприятии. Жители республики интересуются: когда бывшая «Калмнефть» вернется Калмыкии и будет приносить доход нашему бюджету? По словам Очира Джамбинова, в отношении бенефициаров «ЕвроСибОйла» и группы компаний, которыми они также владеют, возбужден целый ряд уголовных дел. Они продолжают скрываться от следствия, находятся в международном розыске. ФНС инициировала процедуру банкротства в отношении данного предприятия.

«К сожалению, этот процесс не скорый, много различных процедур. Но работа идет. Более того, с их стороны есть некое противодействие. К сожалению, пока вот так. Поймите, такие дела не происходят за ночь. Но то, что работа идет, – это совершенно точно. И она будет доведена до конца». 

«Последовательно продолжаем наводить порядок в нефтяной сфере, – поделился недавно руководитель республики. – Для этого воссоздаем предприятие, которое должно стать основой для ее перерождения. Где будут новые рабочие места, платежи в бюджет, установленные законом».

Результаты всей работы, проведенной руководством республики по реанимации нефтегазовой отрасли в последние полтора года, позволят кардинально изменить экономическую ситуацию в Калмыкии, считает глава природоохранного ведомства республики Очир Джамбинов.

«Нефтянка – один из ключевых вариантов, по которому необходимо двигаться республике, чтобы в кратчайшее время изменить социально-экономическое положение республики, – уверен он. – Главный геолог Росгеологии Александр Петрович Афанасенков подтвердил все те тезисы, о которых говорили Глава Калмыкии, я и многие другие эксперты, – что наша территория является недооцененной, недоисследованной и имеет громадные запасы нефти и газа. Поэтому как минимум одно, а может, даже и несколько крупных месторождений мы найдем».

Соглашение о сотрудничестве с «Газпром Недрами» О. Джамбинов считает еще одним подтверждением отличных перспектив республики в области нефтегазодобычи.

«Газпром Недра» – подразделение «большого» Газпрома, которое специализируется в том числе на поисковых геологоразведочных работах. Одна из их задач – поиск новых месторождений углеводородов, нефти и газа. И когда такое предприятие обращает внимание на регион, это можно считать еще одним серьезным аргументом, который подтверждает тезисы главного геолога Росгеологии, – добавил министр. – Разумеется, подобные предприятия просто такие шаги не делают. И я уверен, что за этим последует целая серия еще более серьезных шагов. Есть целый ряд вариантов, в которых мы можем взаимодействовать, и мы сейчас обсуждаем детали. Но то, что работа началась, – это уже абсолютный факт».

Всего около двух лет назад глава республики Бату Хасиков поставил цель – нефтегазовая отрасль должна стать одним из драйверов развития Калмыкии. Как видим, его последовательные действия поддерживают и жители республики, и федеральный центр. Начало этому большому процессу уже положено. Путь еще предстоит неблизкий и непростой. В том, что он приведет к большому результату, сомневаться уже не приходится.