Коронавирус наглухо запер людей по домам, заставил дистанцироваться от общества, породил безумные фейки, панику и страх в умах, опустошил наши кошельки, разделил комфортную жизнь на «до» и «после». Но и научил по-настоящему заботиться о себе и своих близких, о природе, о собственной финансовой безопасности, ценить отношения с другими людьми, беречь пожилых, сопереживать чужой беде и еще очень многому.

Что и говорить, пандемия стала настоящим испытанием для жителей страны. Но мы даже не предполагаем, каково же пришлось тем, кто по долгу службы вынужден принимать ответственные решения, от которых напрямую зависят наши здоровье, жизнь, благополучие.

И об этом наш разговор сегодня с главным врачом Яшкульской районной больницы, доктором с 44-летним стажем в медицине и многолетним опытом руководящей работы Николаем ИШКЕЕВЫМ.

Николай Мутулович, с начала эпидемии в районе развернули три инфекционных объекта.  Чем это было продиктовано?

— Яшкульский район — второй по величине в Калмыкии, площадь составляет 12 тысяч квадратных километров. На территории муниципалитета находятся 12 населенных пунктов, в которых проживают 15 тысяч человек. Кроме того, по территории района проходит федеральная трасса протяженностью 140 километров.

Поэтому во второй половине марта, когда в Калмыкию пришла беда, мы начали форсированную подготовку к развертыванию двух госпиталей: один — районного масштаба на 15 коек, второй — для больных из других районов республики и Элисты на 30 мест. Причем они были открыты на базе отделений больницы, а не в гостинице, доме культуры, школе или в других приспособленных помещениях. Это очень важно, так как только на базе лечебных отделений, учреждений можно соблюсти все необходимые противоэпидемические требования.
Мы также развернули изолятор на 50 коек. С ним очень помог глава района. Кто-то считает хорошим тоном ругать власть. Но в это непростое время власть и медицина оказались в одной упряжке. Более того, наше слово воспринималось как руководство к действию. Буквально за три недели в здании провели капитальный ремонт. Первоначально обсерватор планировали на 25 коек, но благодаря помощи руководства района, местных предпринимателей, которые не считались ни со временем, ни с деньгами, развернули дополнительно еще столько же.
Наряду с этим продолжили работать все наши отделения (хирургическое, терапевтическое, акушерское, педиатрическое). В акушерском отделении были приняты одни экстренные роды,ребенок родился и выписан здоровым. В прежнем режиме функционирует скорая помощь, правда, сейчас нагрузка на нее намного возросла. Педиатры обслуживают по вызовам, осматривают детей на дому. ФАПы в усиленном режиме ведут медицинское наблюдение за гражданами и, в первую очередь, за теми из них, кто прибыл из других регионов и даже стран. Сейчас ведется также работа по обследованию людей на животноводческих стоянках — за последние дни здесь выявили два человека с уже подтвержденным диагнозом.
Материальное обеспечение госпиталей, обсерватора, кадровые вопросы, другая организационная и хозяйственная работа — в решении всех этих вопросов я был не одинок. Был образован штаб из числа сотрудников администрации райбольницы, где детально, по крупицам шла подготовительная работа.

Все процессы находились также под контролем Главы Калмыкии, минздрава республики, мы получили все необходимое для работы. И сейчас поставки медикаментов, СИЗов, а также по другим основным позициям идут регулярно, пополняются их запасы.

Вы тактично умалчиваете, какое непростое решение пришлось принять с связи с открытием резервного госпиталя, куда сейчас привозят больных ковид-19 со всей республики. Говорят, что некоторые жители отнеслись к этому с опаской. Это решение было оправданным, как считаете?

— Решение было трудным, но жизнь показывает: в бункере закрыться от коронавируса и отсидеться невозможно. Страна большая, миграция населения сильная. Коронавирус заставил нас заботиться не только о нашем населении, но и жителях других районов республики и даже регионов. Чужих пациентов не бывает. А через наш резервный госпиталь прошли жители Элисты, Краснодарского края, Дагестана, нескольких районов Калмыкии. Кроме того, такое решение было продиктовано нехваткой инфекционных коек в столичных госпиталях, близостью к городу, нашим кадровым потенциалом (мы сохранили ставку врача-инфекциониста, который имеет лицензию, опыт работы) и наличием помещений.  
Многие склонны верить, что вспышки эпидемий происходят где-то в другом месте, и это другие обязаны с ними бороться. Но не в этот раз. COVID-19 – глобальная проблема и самая серьезная угроза здоровью людей за многие десятилетия. Если не объединим усилия, мы никогда не сможем защитить самих себя. Только действуя вместе, можно изменить ситуацию.

Вы врач-эпидемиолог с большим опытом работы. Пандемия обрушила на нас и, в первую очередь, на медицину всю свою мощь. Вам пришлось нелегко. Как вы себя чувствуете, устали?  

— Честно признаюсь, да. Все мы хлебнули, конечно. Впервые за всю мою служебную деятельность я столкнулся с такой масштабной чрезвычайной ситуацией.

Усталость больше физическая, моральная, психологическая?

— Всего понемногу.

Какое ваше решение было самым тяжелым в этот период?

— Отправлять своих коллег на работу в госпитали. В медицине я почти полвека, много лет на руководящих должностях, но ранее никогда не приходилось принимать такие тяжелые решения. Все равно что в неравный бой солдат отправить. Такое ощущение было и до сих пор есть у меня. Конечно, старался не показывать им свои переживания. С каждой бригадой, заступавшей на дежурство, встречался, а потом вместе с ними ждал результаты тестов на коронавирус, которые медработникам делают после окончания смены. Для проведения тестов нужно некоторое время, и зачастую результаты приходили поздно ночью. Мы ждали их со страхом, неизвестность пугала. И эти ночи для всех нас были самыми тяжелыми.

Как ни прискорбно, но несколько яшкульских медработников заразились ковид-19. Мы старались все сделать, чтобы избежать заражения. Но, увы, это неизбежный процесс. Как бы высокопарно ни звучало, считаю своих коллег героями. Они жертвовали своим здоровьем, подвергали опасности здоровье своих родных и близких, но все было не напрасно. Желаю всем им скорейшего выздоровления и возвращения к нормальной жизни.

Какие настроения сейчас в коллективе?

— Я благодарен своим сотрудникам. С самого начала распространения инфекции в Калмыкии мы работаем в круглосуточном режиме. Общая численность сотрудников больницы 190 человек, в работе в госпиталях и обсерваторе задействованы около 70-ти. Коллектив у нас в основном женский. Когда еще не было больных коронавирусом, у всех были тревога, страх, некоторая растерянность. Но тогда весь мир впервые столкнулся с такой страшной инфекцией.

Мы начали усиленную теоретическую, практическую подготовку, учились надевать противочумные халаты, средства индивидуальной защиты. Каждому из нас — санитаркам, медсестрам, врачам, администраторам — нашлось дело, была поставлена своя задача. Постепенно страх прошел и появилось чувство ответственности.

У кого-то наблюдался синдром выгорания? Сотрудники обращались к вам с жалобами на усталость, проблемы в семьях, высказывали желание отдохнуть или вовсе уйти из профессии?

— Да, эмоциональные всплески были. Но их можно объяснить — две недели вдали от семьи, на работе, с риском для здоровья. И они были предсказуемы: коллектив женский, люди разных возрастов, у многих дети, родители на попечении. Я был готов к возможному проявлению эмоций. Старался выслушать каждого, успокоить, и хандра проходила. Мы все учились работать в новых условиях, адаптироваться к ситуации. И понимали, что никто, кроме нас, не может сделать эту работу.

В подобных ситуациях нужна психологическая помощь, более того, необходима профессиональная психологическая подготовка медперсонала к работе в условиях пандемии.

Наверняка, пациенты тоже находились в страхе…

— Люди по-разному реагировали. Ведь все они разных возрастов, национальностей, социальных слоев, уровня образования и воспитанности, с разными характерами, темпераментом. Психологическую нагрузку усиливало и то, что больные находились в закрытом помещении, без возможности выйти на улицу и видеться с родственниками. У нас ведь лежат по две-три и более недель. И к чести  медработников, серьезных эксцессов не было. Более 70 госпитализированы, 50 выписаны с выздоровлением, 10 переведены в другие госпитали.

Пандемия — мировое зло, и в борьбу с ним мой родной поселок внес свою лепту. Так же как и 75 лет назад, когда многие жители нашего района, мои земляки, внесли свой вклад в победу над фашистскими захватчиками. Именно на территории Яшкульского района шли ожесточенные бои, под Хулхутой удалось остановить врага.

И во время коронавирусной эпидемии мы выступили заслоном. Когда город задыхался (вначале там не хватало инфекционных коек), Яшкуль стал его дублером, открыв у себя резервный госпиталь. Таким образом мы дали городу передышку и время на развертывание дополнительных мест.

В последнее время больной темой был вопрос выплат медработникам. Есть ли жалобы от ваших подчиненных?

— Выплаты у нас идут, все сотрудники получают положенные федеральные, региональные деньги. Да, сначала в стране были определенные проблемы с ними. Но ведь это уровень не региональных министерств, а федеральных чиновников. Они должны были четко оговорить правила начисления компенсационных выплат. Только после окрика президента, который сказал «не будем считать минуты и часы, я давал деньги за риск», они очнулись и стали приводить все в порядок. Такого не должно быть.

Это правда, что многие шли работать не за деньги?

— В начале эпидемии наши медработники добровольно шли в госпитали, не зная, какие деньги они получат за работу. После этого на многих своих коллег стал смотреть другими глазами, был удивлен и даже поражен.

Я человек старшего поколения. А старикам ведь всегда кажется, что молодежь нынче не та, что раньше. Но я ошибался. Молодежь сейчас именно та. Может, это и громкие слова, но патриотизм, чувство долга — все про них, нынешних молодых. У нас сейчас работает студентка Калмыцкого медколледжа, раньше она проходила практику в райбольнице. С первых дней добровольно пришла санитаркой в госпиталь, я ее отговаривал, но девушка буквально со слезами на глазах просила пустить ее работать. Сейчас она работает прачкой. И ни разу не спросила, сколько ей заплатят. И это не единичный пример. Я счастлив и горд, что у нас есть такое поколение граждан страны.

В то же время хочу снять шляпу и перед людьми старшего поколения. Они, в свою очередь, жалея молодых специалистов, шли на работу в госпитали, обсерватор — на самую передовую борьбы с вирусом. Обслуживающий персонал, работники хозблока, повара —  мы никого не привлекали со стороны, даже волонтеров. У нас попросту не было необходимости в дополнительной силе.

Горд многими земляками-яшкулянами, среди которых люди разных национальностей. С первых дней нам помогают руководители организаций, хозяйств, предприниматели, фермеры, даже бабушки пытались дать деньги со своей пенсии.

Безработные шили и раздавали медработникам маски. Хозяйства помогли продуктами питания для больных и персонала. До сих пор местная пекарня печет бесплатно хлеб за счет фермеров. Особые слова благодарности хочу сказать нашим предпринимателям. Многие отпускали нам товар с огромной скидкой. Один из них бесплатно предоставил здание принадлежащей ему гостиницы для размещения командированных в район медработников. Мы получили гуманитарную помощь от земляков, которые живут и работают в Москве и других регионах.

Глубокую признательность хочу выразить медработникам Октябрьской, Приютненской, Юстинской районных больниц, которые были направлены на работу в наши госпитали. Словом, я увидел очень много хороших людей, настоящих патриотов. Все мы стали как одна семья, беда сплотила нас.

Как администратор, какие выводы сделали: чему нас научила пандемия, какие проблемы обнажила, на что нужно обратить внимание?

— Тяжелые моменты объединяют народ, нацию. Мы забыли о своих амбициях, политических пристрастиях. Все ненужное отошло на второй план. Беда пришла в дом, и мы держались вместе.

Вместе с тем до глубины души возмутил рост цен на средства индивидуальной защиты, медикаменты, медицинское оборудование. Если в январе маска в аптеке стоила пять рублей, то сейчас 30-40 рублей. Цена на имбирь с 300-400 рублей взлетела до трех-четырех тысяч. Как объяснить такой рост? Люди оказались в глубокой финансовой яме, а цены на жизненно необходимые товары, продукты растут многократно. Вот вам лицо свободного рынка. Сразу приходит на ум поговорка — «кому война, а кому мать родна». Конечно, это относится не к нашим предпринимателям, претензий к ним нет, они, наоборот, потерпели большие убытки. Отпускные цены повысили оптовые поставщики, и за это нужно наказывать.

Очень надеюсь на то, что федеральная власть изменит отношение к медицине. Врачи, средний и младший персонал должны получать достойную зарплату. Люди не должны уезжать работать в другие регионы, где платят в разы больше. Не должно быть и огульной оптимизации, хватит уже сокращать.

Требуется укрепление материально-технической базы, строительство модульных инфекционных госпиталей. Нужен хотя бы один госпиталь на два-три района, зонально, чтобы к осени мы были во всеоружии встретить вторую волну. К сожалению, уже понятно, что в одночасье с коронавирусом мы не справимся. Требуется обеспечение госпиталей компьютерными томографами, так как рентген-аппарат не видит поражение легких при ковиде.

Важна и кадровая составляющая, нам нужны врачи-инфекционисты. Наша страна в советские годы сталкивалась с эпидемиями, но тогда медицина была подготовлена к ним, в вузах не было узкой врачебной специализации, была широкая практика. Это тоже надо менять.

Медицина должна перестать быть отраслью, которая оказывает услуги. Ее призвание спасать людей — как МЧС, как полиция. Нужно поднимать престиж, статус медработников, их социальную защищенность. Хочется, чтобы власть не скупилась и на моральные поощрения — грамоты, звания, награды. Страна должна отметить своих героев, а это и санитарки, и медсестры, и врачи. Все работают на совесть. А прессу прошу не жалеть добрых слов. Поверьте, для нас это будет большим признанием, стимулом, благодарностью.

Николай Мутулович, спасибо огромное за ваш благородный труд. Не болейте и берегите себя!

Лариса ИВАНОВА