История автономии калмыцкого народа как значимая часть истории Российской Федерации подчеркнута в поздравлениях Президента РФ Владимира Путина и других государственных лиц, поступивших на имя Главы РК Бату Хасикова ко Дню республики, 5 июля. Эта история почти хронологически описана в «Очерках истории Калмыцкой АССР» и трудах историков советского периода. Но для современников история безгласна, если она не подана через голос человека. Остались ли они? Да, живой голос той вековой истории слышен даже в официальном издании протоколов Первого Общекалмыцкого съезда. Он остался в записях самих участников съезда, их сыновей.

А.Г. Маслов

Воспоминания об участниках съезда – проживших долгие годы, погибшем в тот же году Ходже Отхонове, о том, как собирались степняки на значимое для народа собрание, оставил областной военком Алексей Григорьевич Маслов (1890-1980). Книга «Страницы былого» была издана в 1965 году. Даже через отредактированную временем память до нас доносятся горячий июльский ветер 1920 года, голоса участников съезда – и топот коней, и блеяние овец…

«К съезду мы готовились тщательно. Были приглашены представители от всех калмыцких групп населения, находящихся в разных областях и губерниях – в Донской и Терской областях, в Ставропольской и Оренбургской губерниях, и в уральских степях. На съезде были представители от саркантских калмыков из Киргизии. …Местом для созыва съезда было выбрано маленькое село Чилгир Икицохуровского улуса – географический центр Калмыкии. Этот съезд был назван I Общекалмыцким или Всекалмыцким потому, что на нем были представлены делегаты от всех групп калмыков…, на нем была провозглашена «Декларация прав трудового калмыцкого народа», получившего право самостоятельно определять свои судьбы.

Этот съезд является по счету – 4-м съездом Советов в Калмыкии со времени установления Советской власти в калмыцкой степи, т.е. с февраля 1918 года. Предшествующие ему 3 съезда Советов состояли из делегатов 8 улусов астраханских калмыков… Это был не только деловой съезд, но и грандиозный всекалмыцкий митинг, на котором знакомили присутствующих с сущностью Советской власти… Все делегаты, гости и приехавшие самостоятельно привезли с собой кибитки и палатки, продукты питания и живых баранов. Рядом с селом возник целый хотон из кибиток, где разместились и питались участники съезда. Для заседаний съезда на краю села, около колодца, был устроен большой навес, под которым вмещалось не менее тысячи человек… Приветствовать съезд приезжали чрезвычайный уполномоченный Совета Народных Комиссаров РСФСР матрос, участник восстания на броненосце «Потемкин» Бабкин И.П. и представитель Астраханского губисполкома тов. Аитов. …Делегаты обсудили доклад «Декларация прав трудового калмыцкого народа» и 5 июля единогласно утвердили предложенный проект декларации».

А.И. Наберухин

А после закрытия съезда началась непростая работа с той частью населения, которая не приняла решение представителей народа. Историк А.И. Наберухин в книге «Араши Чапчаев» пишет: «Между ним (Чапчаевым) и областным военным комиссаром Алексеем Масловым сложилось своеобразное «разделение труда». Чапчаев смело являлся в расположение банд, вел там откровенные разговоры, убеждал, агитировал. Тем временем Маслов выходил на единоборство с их вожаками с целью пленения.

Так была обезврежена не одна банда. Перешедших к мирному труду амнистировали и восстановили в правах… В 1922 году на партконференции Чапчаев услышал в свой адрес реплику, что «он либеральничает с бандитами… ставя национальное выше классового». На партконференции 1923 года Араши Чапчаев, подводя итоги деятельности ЦИКа, ответил: «Настроение масс было исключительно в пользу нас. Население было радо избавиться от грабителей какой угодно ценой. Поэтому мирные трудовые калмыки во всем шли нам навстречу в деле ликвидации банд… Главному соединенному отряду под руководством тов. Маслова и моему, ведущему борьбу с этими шайками, приходилось делать в знойную летнюю жару громадные концы от одного улуса до другого на расстоянии сотни и более верст». Так тяжело и драматично шло установление гражданского мира, что было главным условием для трудовой мирной жизни населения.

У.Б. Очиров.

О роли военкома А. Г. Маслова написано в статье историка У.Б. Очирова «Военный комиссариат Калмыкии и его роль в формировании национальных воинских частей и соединений Красной армии». Личный фонд Алексея Григорьевича Маслова хранится в Национальном архиве Калмыкии.

Зоя НАРАНОВА