Недавно в республике сменился министр сельского хозяйства. Для рядового жителя Калмыкии событие не ахти какое знаковое, в том смысле, что он, житель, особо в дебри политических решений не вникает и, если лично с министрами не знаком, фамилий очередных назначенцев может не знать. Один ушел, другой пришел, не все ли равно, кто там сидит? Все они там одинаковые. Как-то даже министром с/х был специалист, никак не хотевший понимать, что овец стригут раз в год, а не в два. Или был еще «любимец» фермеров, уехавший прямиком в СИЗО. Примерно вот такая логика рассуждений у населения при смене кадров. Учитывая все недавние аресты и суды, логика справедливая, надо заметить.

Вообще, чтобы начать понимать, что такое наш минсельхоз сегодня, достаточно вспомнить Харьков в 1942 году, Барвенковское окружение. Примерно то же самое у нас по ул. Номто Очирова, 15 и происходит. Как говаривал Давид Гоцман в известном сериале: «Картина маслом!»

У меня абсолютно нет желания изобличать кого-либо, но мне бесконечно грустно оттого, что наш минсельхоз, самое нужное и необходимое министерство в искони животноводческом краю, доведен до такого плачевного состояния. И людей, причастных к этому, нисколько не волнует то, что, благодаря им в том числе, лучшая часть народа разъехалась по всей стране от Анадыря до Калининграда. Мог ведь какой-нибудь среднестатистический Бадма из Троицкого дома спокойно скот растить, но нет, поехал на север учителем истории работать, еще и жену с ребенком увез. А все потому, что в минсельхозе просто так и кому попало ничего не дают.

И вот сейчас у нас снова сменился министр сельского хозяйства. Пришел молодой и грамотный специалист с такой фамилией, прочитав которую, думаешь: не, ну этот-то вряд ли будет овец раз в два года стричь. Калмыки ведь всегда четко отмечали поступки человека. Если человек достойный и честный, то к нему и к детям его отношение было уважительным. А низкие и подлые поступки человека бьют прямо по его потомству. В старину из таких, запятнавших себя, семей старались даже невест не брать и дочерей в такие семьи не отдавать, потому что тохмнь му, т.е. порода нехорошая.

Отец нового министра был талантливейшим управленцем, в 1990-е сумевшим, на фоне общего краха сельхозотрасли в стране, выстоять и удержать на плаву сельскохозяйственное предприятие. Более того, он вывел «Улан Хееч» на лидирующие позиции в целом по стране.​ Вот я и думаю, если его отец смог в лихие 90-е поднять совхоз, сможет ли его сын поднять целую отрасль? Возможно, сможет. И тогда тысячи калмыцких семей смогут вернуться домой, в степь.

А если не сможет? Потому что те, кто устроил у нас в минсельхозе бардак, перемен никаких не хотят и обязательно будут вставлять палки в колеса новому руководителю. Но суть в том, что он, как мужчина, взял на себя ответственность и пришел с желанием что-то изменить. Мог ведь отказаться? Мог. Мы насмотрелись на всяких случайных людей в этом кресле, и, уверен, мало кого из министров сельского хозяйства за последние 20 лет вспоминают добрым словом. Перспективные кадры – это дефицит, ими не разбрасываются.

В нашей республике хороший министр сельского хозяйства может стать национальным героем, если учесть, через что ему сегодня придется пройти. Засуха и саранча в этом году обеспечили населению такую зимовку, что даже сейчас, в сентябре, дрожь пробирает. Как будем зимовать? Скептики, конечно, скажут: да он молодой, что он там знает? А я считаю, что молодость не порок, и знает он, наверное, достаточно. В аналитический центр Минсельхоза РФ дураков не берут ведь. Прекрасное образование, опыт работы, все это у него есть. Как говорится, «нур дунд нуһсн сәәхн, нутгин дунд номтань сәәхн», что означает примерно «утка посреди озера прекрасна, образованные люди на родине прекрасны».

Я пытаюсь себе представить, что чувствовал министр Максим Пюрвеевич Менкнасунов уже через пару-три дня после назначения, когда он понял, в каком состоянии находится наше сельское хозяйство. Хорошего, конечно, мало. Точнее, совсем мало. И как бы все плохо там ни было, тут только рукава закатывать и биться. Вот здесь как раз должны «выстрелить» хорошие бойцовские гены. Ну не может же вечно быть так, что, сколько бы министров не менялось, результата не было и нет. Должен же кто-то эту авгиеву конюшню вычистить раз и навсегда и дать, наконец, простым аграриям перевести дух.

Ну и к нашему народу хочется обратиться. Давайте поддерживать молодого министра, пусть у него получится все, что он хочет сделать для Республики. Последние 25 лет добавили многим из нас скептицизма, конечно. Но негатива много, да жизнь одна, чтобы ее на негатив тратить. Надо менять что-то дома, все равно лучше, чем уезжать куда-то на другой конец континента или, того хуже, просто сидеть сложа руки.

​От себя Максиму Пюрвеевичу хочу пожелать, что какой бы трудной не казалась эта задача – поднять из руин сельское хозяйство Калмыкии, не надо сдаваться. У нас почти во всем остался лишь последний бастион, и в языке, и в культуре, и в сельском хозяйстве, так куда отступать? Дальше уже некуда. Понятно, что будет борьба и будет сложно, где-то совсем нестерпимо, но не сдавайся, Максим Пюрвеевич. Нам, как воздух, нужны перемены, и если простые люди увидят, что ты работаешь на результат именно для них, то они тебя поддержат и никакие деструктивные силы не смогут тебе помешать. Надо памятовать о том, что от твоего труда, в том числе, зависит, сколько наших разъехавшихся земляков вернется домой. Мы ведь, как говорится в народной пословице, барса за хвост не ловим, но поймавши — уже не отпускаем. Так что, держи крепче, Максим Пюрвеевич. Удачи тебе!

Санал ЭРДНИЕВ