В Минэнерго России в курсе, что этим летом в Калмыкии из-за низкого напряжения сети от некоторых подстанций люди не могли пользоваться сплитами

Как мы пережили аномально жаркое и, главное, душное лето – знаем не только мы. «Степные вести» выяснили, что в Минэнергетики России в курсе мучений жителей регионов из-за сбоев в подаче электроэнергии в летний период. Заместитель министра Евгений Грабчак рассказал в своем интервью также о подготовке к новому осенне-зимнему сезону и нововведениях в управлении отраслью.

– Евгений Петрович, обычно для энергетиков самым сложным является зимний экзамен. Но в этом году им по полной программе сдавать пришлось летний. Как они справились?

– В целом российская энергосистема сработала устойчиво. При этом в июне – июле были зафиксированы максимумы потребления электроэнергии практически по всем энергосистемам страны. Впервые зафиксирован исторический максимум потребления электроэнергии в энергосистеме Юга. До этого исторические максимумы отмечались только зимой.

Мы видим, что погода и температурный фон меняются. Не сказать, что становится теплее или холоднее, но погода становится более переменчивой, непредсказуемой, что создает дополнительные неудобства для энергетиков и заставляет их перестраиваться. Вместе с тем, если сравнивать устойчивость нашей системы с энергосистемами других стран – США (штат Техас), Европы, – наша оказалась более готовой к природным катаклизмам, как зимним, так и летним. Это говорит о том, что путь технологического развития стран, сделавших ставку только на возобновляемую энергетику взамен традиционной, привел к уязвимости их систем. У нас же создан надежный фундамент энергосистемы: базовая стандартная генерация позволяет обеспечить надежное энергоснабжение даже в условиях природных аномалий.

– Однако проблемы все-таки были: жители Калмыкии, например, жаловались, что при жаре +65 °С в домах невозможно было включить сплит-системы из-за низкого напряжения в сети.

– В период аномально высоких температур похожие проблемы возникали не только в Калмыкии. Для начала поясню: при повышенных температурах энергосистема ведет себя иначе, чем при стандартных: увеличивается провис провода, снижается пропускная способность воздушных линий. Все это обусловлено физикой процесса. Проблема, о которой вы сказали, проявляется в основном в распределительных сетях среднего и особенно низкого напряжения. И сейчас у нас есть понимание, что с этим делать.

Следует признать, что в последнее время сетям низкого и среднего напряжения не оказывалось должного внимания. В основном ремонтировались, наблюдались и поддерживались в нормальном техническом состоянии сети напряжением от 35 кВ и выше.

Сейчас мы совместно с сетевыми компаниями активно изучаем ситуацию в сегменте 35 кВ и ниже. По многим регионам разработаны программы повышения надежности сетей низкого и среднего напряжения, еженедельно проводятся совещания по состоянию сетей данных классов. В Минэнерго детально обсуждалась ситуация, когда в особенно жаркие дни местные власти в Краснодарском, Хабаровском краях, Ростовской области, Дагестане и некоторых других регионах просили население не включать большое количество электроприборов, чтобы не допускать перегрузки сетей. С нашей точки зрения, это неправильно. В связи с этим поставили задачу обследовать все центры питания в распредкомплексах, где такое допускалось и где электроэнергия, поставляемая конечным потребителям, не соответствует параметрам качества. По итогам анализа будет разработан детальный план мероприятий по повышению надежности распредсети с привязкой к конкретной ситуации (где-то надо будет проводить реконструкцию, где-то менять топологию, где-то перераспределять нагрузки и т.д.).

– В сетях 0,4–35 кВ наблюдается рост аварийных ситуаций. В чем основные причины и что делается для их устранения, в том числе со стороны Минэнерго РФ?

– Росту аварийности способствуют два ключевых фактора: погода и состояние сети. По факту аварийность у нас растет только в распределительном комплексе.

Министерство энергетики внимательно отслеживает ситуации, связанные с массовыми отключениями потребителей из-за неблагоприятных погодных условий, скорость восстановления, характер повреждений, состояние сети. Это помогает нам набирать статистику, выявлять системные проблемы.

Министерство энергетики поставило цель – навести порядок в распределительном комплексе, выработать единые подходы и стандарты его функционирования, чтобы качество и скорость восстановления электроснабжения, прерванного из-за аварий, были такими же, как нам их ранее заявляли в отчетах.

Сейчас вплотную занимаемся Северным Кавказом. Сформированы программы по повышению надежности энергоснабжения Дагестана, Чечни, Ингушетии. Принято решение о направлении дополнительных инвестиций на реализацию программ.

В рамках подготовки программ на места постоянно выезжали рабочие группы, осматривали каждую линию, подстанцию, определяли, какие мероприятия нужно провести. Тщательно изучив потребности и возможности региона, проведя сепарацию данных по каждому энергообъекту, вплоть до сетей 6–10 кВ, мы скорректировали сумму вложений в проекты с первоначальных 63,6 млрд руб. до 16,9 млрд руб. 16,9 миллиарда – это те минимальные средства на трехлетку, которые позволят существенно повысить уровень надежности и качества электроснабжения на Северном Кавказе, целевым образом потратив выделенные из бюджета деньги.

Работа на Северном Кавказе для нас важна и в плане наработки опыта, формирования методологии реализации таких программ. Северный Кавказ – первый масштабный проект, осуществляемый нами в распределительном секторе. Надеюсь, в процессе реализации Программы на Северном Кавказе нам удастся найти тот самый баланс, который позволит не обделить регионы и не переусердствовать с поддержкой.

Аналогичные программы будут реализованы и в других регионах страны.

– Вы неоднократно отмечали, что в Минэнерго часто поступает несвоевременная и недостоверная информация об авариях и технологических инцидентах на энергообъектах. Какие меры принимаются для изменения ситуации?

– Электроэнергетика – отрасль, связанная с повышенной опасностью. В связи с этим Минэнерго России ведет круглосуточный мониторинг оперативной обстановки на объектах, фиксацию крупных и значимых аварийных отключений, осуществляет общий контроль за предоставлением сведений об авариях.

Мы неоднократно сталкивались со случаями, когда компании старались скрыть от министерства информацию об авариях и технологических инцидентах. Но благодаря всестороннему мониторингу, в том числе региональных СМИ и соцсетей, министерство все равно о них узнавало.

Министерство энергетики нацелено на то, чтобы компании не скрывали реального положения дел, а совместно с нами решали эти проблемы.

— В последнее время некоторые региональные энергосистемы стали сталкиваться с проблемами надежности функционирования, вызванными массовым присоединением к сетям ВИЭ-генерации. В каких районах страны этот вопрос стоит наиболее остро, что делается для его решения?

— Начну с того, что существующая правовая база позволяет размещать ВИЭ-объекты там, где хочет собственник. У нас нет четкой территориальной привязки. Это создало некоторые дополнительные проблемы в ряде территорий. В той же Калмыкии, где нет собственной генерации, а связи слабые, нестабильные, наличие ВИЭ-генерации в пиковые часы создает проблемы для сетей и генерации с точки зрения регулирования. В связи с этим министерство энергетики совместно с системным оператором разработало изменения в Правила проектирования и Правила технологического функционирования электроэнергетических систем.

— Особенностью предстоящего зимнего сезона является введение практики выдачи паспортов готовности к ОЗП не Министерством энергетики РФ, а главами регионов. Для чего это делается?

— Чтобы повысить ответственность регионов за функционирование мелких электрических сетей. Мы слышим много откликов, что, такой подход создает коррупциогенный фактор для глав регионов, что это неправильно и т.д. Но надо понимать, что методология оценки, разработанная на федеральном уровне, сохраняется и в региональном законодательстве. Регион с помощью наших инструментов оценивает состояние готовности компаний к зиме, выдает паспорт готовности и несет за это ответственность. Раньше ответственности за прохождение осенне-зимнего периода (ОЗП) у региона не было никакой. А теперь, если губернатор неправильно оценил уровень подготовки, он за это и отвечает. Такой подход полностью соответствует логике разделения полномочий между федеральной и региональной властью.