Поселок Сарпа известен в Калмыкии как населенный пункт, где компактно проживает род хошуд, самым уважаемым представителем которого у буддистов является ойратский лама досточтимый Арджа-гегян. Но немногие в республике знают о том, что в этом поселке живет столетний участник Великой Отечественной войны, защищавший Сталинград, Дорджи Басангович Сангаджи-Горяев.

Согласно паспорту сто лет ему исполнится только в следующем году, на самом же деле ветеран родился в поселке Хошеут в 1918 году, в год Лошади, о чем он всегда рассказывал родным. В восьмидесятых годах прошлого века, когда люди старшего поколения уточняли даты рождения, вносили изменения в документы, Дорджи Басангович тоже мог бы указать верный год рождения. Но не захотел, чтобы дети хлопотали по такому, как он считал, незначительному поводу, поскольку уже вышел на пенсию. Так и осталась в паспорте ошибочная запись о рождении: 10 декабря 1920 года.

Много лет Дорджи Басангович проработал конюхом, и о том, что конюх Дорджи является участником войны, вначале знали только односельчане. В райцентре же (а  поселок Сарпа прежде входил в состав Юстинского района) он в списке участников Великой Отечественной «не числился», рассказывает его дочь Татьяна. И это при том, что на войне был награжден медалью «За боевые заслуги», подчеркнула она.

Татьяна Дорджиевна, по работе бывая в райцентре, в Цаган-Амане, стала узнавать, какие документы надо представить, чтобы отца, наконец, признали участником Великой Отечественной и на районном уровне. До этого обращалась в архив Минобороны в Подольске, в районный военкомат, откуда в ответ на письма приходили отрицательные ответы. «Бывший экономист совхоза «Сарпа» пенсионер Сергей Чакинович Лиджиев как-то посоветовал: надо найти удостоверение к медали «За боевые заслуги», переписать его номер и указать в запросе. Так и поступили. И из Подольска поступило подтверждение: под таким номером награжден Сангаджиев Дорджи Басангович. Эту справку в районе не приняли, поскольку  фамилия в ней другая. Но председатель районного суда Мацак Горяевич Чимидов, изучив присланный  документ, порекомендовал  найти свидетелей, которые подтвердят, что жили с отцом  в одном поселке, и его фамилия действительно Сангаджи-Горяев», — рассказывает собеседница. Такие люди, конечно, нашлись. Односельчане Борис Боктаев и Дельгир Акчаева этот факт подтвердили. И Дорджи Басангович наконец  получил удостоверение участника Великой Отечественной войны.

В рядах же Красной Армии он служил с января 1939 по март 1944 года.В армию его призвали до войны;  служил на Украине, в городе Новоград-Волынский.

В военных действиях молодые зенитчики стали участвовать  с августа 1941 года под командованием легендарного Г.К. Жукова. «Отец рассказывал, что как-то подняли их по тревоге: город горит! На машинах они поехали к Новограду-Волынскому. Когда затем вернулись, то увидели, что казармы, которые разбомбили фашистские самолеты,  тоже полыхают. И в одной из казарм, на складе, сгорели и подарки, купленные красноармейцем Сангаджи-Горяевым для родных. Провожая сына в армию, отец Дорджи Басанговича дал ему немного денег, на которые и были приобретены сразу же, по приезде на Украину, вещи, которыми солдат хотел порадовать близких. К сожалению, не пришлось. Да и возвращение в родной поселок состоялось лишь спустя долгие годы.

А тогда, во время войны, полк направили на оборону Сталинграда. Зенитчики сбивали огромные немецкие самолеты. ««Размером каждый из них был как вон та кошара», — рассказывал мне отец, указывая на строение в степи», — вспоминает Татьяна Дорджиевна Цеденова. К сожалению, поговорить с  самим участником войны не было возможности. Годы берут свое: если еще два-три года назад, по словам родных,  ветеран на День Победы выходил на улицы поселка, а в феврале нынешнего года беседовал с кем-либо, сидя на кровати, то теперь Дорджи Басангович больше отдыхает и общается с кем-либо крайне редко. Только по утрам кратко благословляет всех живущих на земле, желает им мира, благополучия и здоровья. И чтобы еда была каждый день на столе. Последнее пожелание – отголосок воспоминаний о трудных девяностых годах, когда труженикам подолгу задерживали зарплату. «Мы тягот почти не заметили, потому что родители получали пенсии, но видели, как трудно приходится людям», — рассказывает Татьяна Дорджиевна. Папа, говорит она, тогда больше всего переживал за сельских учителей, потому что они, до вечера находясь в школе, не вели крепкое хозяйство; следовательно, во время безденежья продать овцу или корову, сдать их на мясо у них возможности не было.

Но вернемся к годам войны, когда Дорджи Басангович с однополчанами отражал атаки врага у Сталинграда. О героической обороне  города на Волге написано немало  хороших книг и снято прекрасных фильмов. Выжить в тех условиях было непросто.  Но наш земляк за всю войну, подчеркивают его дети, ранен не был ни разу. А за оборону Сталинграда его и еще нескольких зенитчиков, служивших с ним вместе, наградили той самой медалью, благодаря которой впоследствии его дочь Татьяна и доказала, что отец был участником войны.

…Когда в стране  наступила эпоха гласности, заговорили о том, что раньше скрывали десятилетиями, в том числе о том, что калмыки были сняты с фронта и отправлены в Широклаг. Не сразу Дорджи Басангович даже в то время, когда сочли, что белых пятен в истории быть не должно, рассказал детям о том, что трудился в Широковском лагере. Ему было стыдно, что он, фронтовик, участник Сталинградской битвы, попал, как он говорил, в тюрьму. Но дети, обратившись в республиканский архив, все же нашли этому факту документальное подтверждение. А он в том далеком 1944 году, прибыв в Широклаг (куда его направили на поезде, сообщив, что формируется калмыцкий кавалерийский полк), увидел Анну Васькаеву, зенитчицу (она была родом из поселка Тугтун, позже вышла замуж за жителя поселка Сарпа Муутла Аджаева). Здесь же трудилась и представительница рода хошуд Киштян Тагаева.

Анны Аджаевой и Киштян Тагаевой уже нет в живых, уточняет  Татьяна Дорджиевна.

«Труд был адский. Люди недоедали. Когда папа после войны прибыл к родным в Красноярский край, его мать выходила. Первое время она кормила его по чуть-чуть, так как после Широклага некоторые погибали от переедания. Позже она обращалась к председателю колхоза, в  котором жили, чтобы выделяли участнику войны больше продуктов», — продолжает рассказ дочь фронтовика.

По ее словам, Дорджи Басангович благодарен сибирякам за помощь в годы депортации. Вернувшись на родину, в Калмыкию, он переписывался с друзьями из Ужурского района Красноярского края, друг другу они через всю, считай, страну слали друг другу посылки.

Женился участник войны в 1947 году, вместе с супругой Керюльчой Тюрбеевной прожил 66 лет (ее не стало в 2013 году).  В 1949 году родилась дочь Люба, затем, в 1950-м, — Людмила,  в 1952 году —  Виктор, в 1954-м-Николай, в 1955 году – Сергей, в 1957 году — Татьяна, в 1958 — Петр, в 1964- Владимир, в 1966 –Наталья.  «Николай и Петр умерли рано, сейчас нас семеро», — заметила  Татьяна Дорджиевна. Она и Сергей живут в Сарпе, остальные в Элисте; сейчас за отцом ухаживает приехавшая из Элисты младшая дочь.

У Дорджи Басанговича есть внуки и правнуки. Молодежь трудится в Москве и Питере, а правнуки учатся в школе, старшая  правнучка получает высшее образование в Ростове-на-Дону. В соседнем населенном пункте – МЖС – живет брат героя нашей публикации – Петр Басангович, ему 90 лет.

…Правнук  ветерана — ученик четвертого класса Сарпинской школы Андрей Цеденов  —  к истории Родины, родного села, как и другие его земляки, относится бережно. Он – участник республиканской научно — практической конференции «Первые шаги в науку», на которой представил работу «Мой прадед – защитник Сталинграда».  В ней есть замечательные строки: «С чего начинается Родина? Вопрос, который каждый из нас слышал не один раз. И каждый отвечает на него по-своему. Для меня Родина начинается с моей семьи, моего прадеда Сангаджи – Горяева Дорджи Басанговича и села Сарпа, в котором я родился и живу».

«Мой прадедушка – это живая легенда Великой Отечественной войны», — считает мальчик.

А ветеран педагогического труда Нина Эрдниевна Натырова, жена племянника Дорджи Басанговича, которая себя поэтом не считает, но любит поэзию и пишет с удовольствием  обо всем, что нас окружает, о жизни нашей,  посвятила участникам Великой Отечественной войны стихотворение «Крик».

Ночь. Скамейка стоит у крыльца,

На ней тихо сидит старик.

Теребит рукоять костыля,

А в глазах – безмолвный крик.

 

О чем думаешь, ветеран,

Почему не спится тебе?

Ведь вокруг тишина-не обман,

Ты не можешь поверить себе?

 

Канонада в ушах звенит,

Пуля где-то рядом летит,

Друга все же настигла она,

Ты на миг онемел тогда.

 

Много верст вместе прошли

И от смерти друг друга спасли.

Думал ты, что в жизни мирской

Будет вас «не разлить водой».

 

Пред глазами опять этот бой,

Закадычный друг твой живой.

И опять пуля рядом летит,

И душа о друге кричит…

Дорджи Басангович, рассказывает его дочь Татьяна, награжден медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г.»,  медалью Жукова, орденом Отечественной войны 2 степени, памятным знаком «70 лет Победы в Сталинградской битве».

…С каждым годом редеют ряды фронтовиков. В этом году в Сарпе девятого мая День Победы вместе с односельчанами отметят ветераны тыла и единственный  во всем районе участник войны — герой нашей публикации Дорджи Басангович Сангаджи-Горяев. Как верно заметил его правнук, он — живая легенда войны. От себя добавим:  он — человек, которым  могут гордиться наша республика и вся Россия,  потому что без таких людей не было бы Победы, а значит – нашей  страны.

Фото Николая Бошева и Бадмы Утнасунова