На долю этого человека выпала очень непростая и в то же время
прекрасная возможность творить историю Калмыкии. Борис Айзикович Гольдварг,  ученый-аграрий и практик, всю свою жизнь посвятил возрождению сельского хозяйства республики практически с первых лет восстановления калмыцкой автономии. Яркий представитель поколения созидателей и энтузиастов, он воплотил в жизнь так много, что этих заслуг может хватить не на одну жизнь.     
            Гольдварг автор и соавтор десятков сортов зерновых и кормовых культур, получивших широкое распространение на юге страны, автор сотен научных трудов, один из разработчиков «Генеральной схемы по борьбе с опустыниванием Черных земель и Кизлярских пастбищ, «Систем ведения АПК Республики Калмыкия», неутомимый учитель и наставник. Его труд неоднократно отмечен наградами ВДНХ СССР, почетными   грамотами федеральных и региональных ведомств, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2 степени. Он заслуженный агроном Калмыкии и России, почетный гражданин РК.


            И в свои 80 лет этот энергичный, живой и в то же время скромный и предельно корректный человек даже не думает об отдыхе. Руководит отделом аридного земледелия, селекции и семеноводства, кормопроизводства Калмыцкого НИИ сельского хозяйства им. М.Б. Нармаева. Многократные выезды по районам, работа на опытном поле, совещания, консультирование коллег – в ином ритме свою жизнь он не представляет. Даже на встречу со мной пришел бодрым шагом, после изнурительно-жаркого дня.
            — Борис Айзикович, вот уже почти 60 лет вы в сельском хозяйстве. При вашем непосредственном участии шло возрождение народного хозяйства республики. Это были годы трудовых подвигов. Расскажите о том времени.
            — Тяжело было, ведь в 60-е годы здесь, по сути, была целина. Земли только начинали осваивать, и путь становления земледелия был очень непростым. Работы было много, задора у нас тоже хоть отбавляй, мы были увлечены своей работой. И у нас был великий руководитель — Басан Бадьминович Городовиков. Все решалось оперативно.
            Правда, не обходилось без споров: так, в начале 80-х годов в республику завезли новый перспективный сорт ярового ячменя одесской селекции. А в тот год у нас была сильнейшая засуха, сеять его в таких условиях было нельзя, погубили бы. Пришлось найти аргументы, чтобы переубедить Басана Бадьминовича. В итоге посеяли лишь на небольшой площади, а основную часть зерна сохранили, посеяли его на следующий год и тогда получили хороший урожай.


            В хрущевские годы занимались выращиванием кукурузы, если вы помните. Культура занимала 70-80% площадей, сеяли ее даже на Черных землях. Но это уже были перегибы. В 90-е годы заходил разговор и о возрождении производства хлопка. Перед войной его возделывали в Калмыкии, Прикумском районе Ставропольского края и Лиманском районе Астраханской области.
            Мое мнение было однозначным — ни хлопок, ни кукуруза нам славы не сделают. Мы их, конечно, можем производить, но республика животноводческая, и в первую очередь думать надо о кормах: будет кормопроизводство, будет и животноводство. Так появились первые кормопроизводящие совхозы Кормовой, им. 24 партсъезда и другие, началось освоение Сарпинской низменности для производства кормов и риса.
            Постепенно мы увеличивали посевные орошаемые площади и довели их до 112  тысяч гектаров. Тогда наш институт был еще опытной станцией, здесь мы активно вели научную работу по разработке и внедрению прогрессивных технологий возделывания озимой мягкой и твердой пшеницы, озимого тритикале, кормовых люцерны и эспарцета, аридных кустарников. Разрабатывали системы земледелия и ведения сельского хозяйства республики. В дальнейшем они получили широкое распространение не только у нас, но и в других регионах юга России.  
            Помню, в 1981 году во Всероссийском отделении ВАСХНИЛ защищали систему сухого земледелия. К слову, тогда мы начали внедрять «чистые пары». Это поля, которые целый год оставляют незасеянными, то есть урожай на них получают один раз в два года, что позволяет накапливать, сохранять и рационально использовать почвенную влагу. Не все тогда оценили эффективность системы, но это позволило стабилизировать производство зерновых культур. Так постепенно под пары у нас отвели 30% площадей, активно пошел на развитие парового клина Яшалтинский район. И в результате стали получать рекордные урожаи. В 1989-1995 годах с 400 тысяч гектаров республика получала от 870 до 960 тысяч тонн зерна. Кроме того, в те годы были хорошее снабжение сельхозтехникой, дешевая мелиорация, уделяли большое внимание науке.
            Еще одно направление, к которому мы приступили в 1996 году, — селекция новых сортов зерновых культур. В сотрудничестве с Краснодарским НИИ сельского хозяйства им. П.П. Лукьяненко были выведены  сорта озимой пшеницы Булгун, Кермен, Яшкулянка, Баир, Хасыр, Сарул, Хамдан. Они обладают высокими хлебопекарными качествами, высокоурожайны и отлично адаптированы к неблагоприятным климатическим факторам.
            — Говорят, историю делают герои. Вспомним имена тех, с кем вы ее творили.
            — В первую очередь, это Морхаджи Бамбаевич Нармаев, Григорий Бадмаевич Бембинов, Александр Борисович Очиров, Николай Иванович Кичапов, Лаг  Цаганманджиевич  Бадмахалгаев и многие другие. Много лет министрами сельского хозяйства был Владимир Павлович Дорджиев и Олег Владимирович Демкин, которые очень много сделали для развития сельского хозяйства республики.
             В основном, в сельском хозяйстве республики тогда работали выпускники Ставропольского и Волгоградского сельхозинститутов. В республику я приехал с однокурсником, выходцем из Ставрополья, Владимиром Ивановичем Усалко, который более 20-ти лет вместе со мной работал в науке, затем в минсельхозе. С 1975 года, после первого выпуска Калмыцкого государственного университета, основные кадры как в науке, так и на производстве «ковались» в его стенах. Одним из первых краснодипломников был Сорокин Александр, родом из Кегульты, который устроился на работу сразу после армии, окончил аспирантуру во Всероссийском институте удобрений, защитил кандидатскую диссертацию и успешно проводил научные изыскания по использованию минеральных удобрений в засушливых условиях. Это все те люди, кто формировал отрасль. К слову, в их числе и моя супруга Ольга Яковлевна, тоже агроном.

            Сейчас со мной работают перспективные ребята, молодые ученые. Их фамилии известны — это Давид Аркинчеев, Мерген Боктаев, Александр Даваев. Их успехи радуют: они ведут научные исследования, публикуются в журналах, в том числе иностранных. Но меня интересует вопрос: сможем ли мы сохранить эти кадры? Ведь одной увлеченности своим делом мало, нужна и достойная зарплата. Нам нужно создавать такие условия, при которых человек мог бы отдавать все свои знания, энергию работе, а не думать о том, как выжить.
            — Не секрет, что агропромышленный комплекс республики и в целом по стране переживает далеко не лучшие времена. Какие конкретные меры, по вашему мнению, помогут поднять отрасль?
            — Большие задачи стоят перед республикой. Но прежде мы должны понимать, что в Калмыкии сельское хозяйство всегда было, есть и останется основной отраслью экономики. И этому направлению должен быть отдан приоритет и мощная финансовая поддержка.

            Если говорить более предметно, то, в первую очередь, особое внимание сейчас уделить ситуации с пастбищами. Один раз в три-четыре года они полностью выгорают. В Юстинском районе так происходит каждый год — здесь недеградированных пастбищ вообще нет. Схожее положение в ряде территорий Черноземельского и Яшкульского районов. Чрезвычайно волнует проблема опустынивания Черных земель — только принятие неотложных мер позволит остановить пески.

            Еще один острый вопрос – нехватка квалифицированных кадров для села, особенно агрономов и механизаторов. Ныне в профессию идут единицы, а новоиспеченные специалисты стремятся в отрасли, где платят намного больше. А ведь раньше работать на селе было престижно. В советское время студенты вузов проходили шестимесячную практику в хозяйствах, после их окончания выпускников трудоустраивали, выплачивали им «подъемные». Более того, у нас ведь не осталось средне-профессиональных училищ, которые выпускали механизаторов. Требуется срочно реанимировать прежнюю систему образования. А еще более заинтересовать молодежь мы сможем достойной зарплатой и лучшими условиями труда.

            Нужно обратить внимание и на сельхозкооперацию. Сейчас основную долю продукции производят фермерские и личные подсобные хозяйства. А ведь Калмыкия каждый год подвергается засухе. Заниматься одним растениеводством опасно. Да и много ли произведешь на 10-20 гектарах? Только крупное крестьянское хозяйство, которое и обрабатывает землю, и ведет животноводство, будет успешным. У нас есть такие примеры, но их пока очень мало. Это Сергиенко Александр, Булхуков Владимир, Бадмаев Александр, Воробьев Александр и другие. Для поддержки таких хозяйств работают федеральные программы, по которым часть затрат государство берет на себя.

            Хотел бы обратить внимание и на то, что с недавних пор наш институт стал филиалом Прикаспийского аграрного центра, который находится в Астраханской области. Между тем возможность сохранить институт и на его базе создать научный центр была, но ею республика в то время, к сожалению, не воспользовалась. Если раньше у нас трудилось до 150 сотрудников, то сейчас осталось только 27. Так что пока сельхознаука в Калмыкии, по моему мнению, остается без должного внимания.  
            — Наверняка, обо всем этом вы говорили на недавней встрече с главой республики.
            — Да, мы поднимали эти темы. Бату Сергеевич проникся их важностью и значением для экономики республики. В беседе с ним чувствуется, что этот человек — победитель. Как спортсмен, он знает, что такое бой. А бой надо выигрывать. Поэтому я уверен, что решение наболевших вопросов получит дальнейший импульс, наступит перелом в ситуации.
            — Несмотря на трудности последних лет, в год 100-летия калмыцкой автономии сельское хозяйство республики может похвастать многими достижениями.
           
— Конечно! На полях республики созрело зерно. Очень радостно за наших растениеводов, особенно, северной зоны. Хороший урожай они ждали на протяжении многих лет. На днях с министром Саналом Борисовичем Адьяевым проехали по хозяйствам Сарпинского, Малодербетовского районов, были в Яшалте. Жизнь в поле кипит, идет уборка и заготовка кормов, что не может не радовать.
            Со своей задачей — производить ежегодно 400 тысяч тонн зерна — мы справляемся. При том, что сейчас мы засеваем в полтора меньше раза меньше площадей, чем в советское время, урожай получаем выше. Это стало благодаря внедряемым технологиям, применению удобрений, использованию лучших сортов, слаженной работе министерства сельского хозяйства и отраслевых бюджетных учреждений (станция агрохимической службы, филиал сельхозцентра, Калммелиоводхоз, управление Россельхознадзора, департамент фитомелиорации и другие).
            Могут похвастать своими достижениями семеноводческие хозяйства, которые широко известны далеко за пределами нашей республике, — СПК им. Карла Маркса,  КФХ АП Сергиенко, ОАО «50 лет Октября», а также  флагман орошаемого земледелия ОАО «Племрепродуктор Первомайское» и другие.

            Главное — несмотря ни на какие препятствия и обстоятельства, надо продолжать работать и верить в то, что все будет хорошо.

— Борис Айзикович, мы благодарим вас от лица редакции «Степных вестей» и всех наших читателей с 80-летием и 100-летием калмыцкой автономии. Спасибо за ваш созидательный труд, здоровья и долгих лет жизни!



Лариса Иванова